Жизнь после развода. Дети с мамой. Какие еще есть варианты?
Уже понятно, что на добросовестность и порядочность большинства отцов не стоит рассчитывать...
фото
Jone Reed

Уже понятно, что на добросовестность и порядочность большинства отцов не стоит рассчитывать. Об этом говорят космические суммы долгов по алиментам: 152 млрд руб. в 2019 году по данным Федеральной службы судебных приставов. Это более 800 тыс. отцов-должников, при том, что всего отцов, которые должны их платить, — 1,5-2 млн. человек. Сюда же отнесем мизерные суммы выплачиваемых алиментов. Средний размер в 2019 году — около 6 тыс. руб., минимальный — менее 2 тыс. руб. Как часто отцы видятся с детьми, какой процент времени с ними проводят, посчитать сложно. Тут приходится ориентироваться на то, что происходит вокруг. В моем окружении в лучшем случае — это воскресный папа, который раз в неделю проводит время с ребенком. В худшем — отцы годами не видят своих детей. Именно эту несправедливость и нужно устранять. В первую очередь, силами государства.



Принятие закона о «совместной опеке»

Мне кажется, есть смысл рассмотреть опыт стран Западной Европы (Швеции, Великобритании) и Америки. Совместная опека — это юридическая норма, при которой разведенные родители на равных участвуют в воспитании общих детей. В этом случае отцы не только несут бремя материальной ответственности, но и разделяют реальный уход и заботу о детях.

Первый вариант, когда родители живут далеко друг от друга. В этом случае ребенок постоянно проживает с одним из родителей, а на все праздники и каникулы проживает с другим.

Второй вариант, когда родители живут поблизости друг от друга и поровну делят время, проведенное с детьми. Например, 2 недели ребенок живет с отцом, 2 недели — с матерью. Есть варианты: месяц через месяц или неделя через неделю. В каждом конкретном случае родители сами устанавливают периодичность. Алименты при этом никто никому не платит.

В такой ситуации каждому родителю приходится думать, чем накормить детей на завтрак, обед или ужин, в зависимости от расписания детского сада/школы. Чем накормить ребенка все 3 раза в день, если это выходные, праздники или каникулы. Чем занять ребенка и как скорректировать свои планы с его присутствием. Каждому родителю приходится следить за одеждой ребенка, чтобы было что надеть чистое и по погоде, за уроками и наличием канцелярских принадлежностей.

Ребенок также привыкает к новым правилам, которые могут быть свои у каждого родителя. Например, у мамы сначала домашка, потом смартфон. У папы домашка по вечерам, а днем можно погулять с друзьями. Это абсолютно нормально и не оказывает никакого негативного влияния на психику ребенка. Скорее наоборот, дает опыт встраивания в иную структуру отношений.

И в том и в другом случаях, включение в воспитание ребенка обоих родителей не дает ему возможность чувствовать себя одиноким и ненужным одному из родителей.


Как прийти к компромиссу

В цивилизованных странах, например в Нидерландах, во время развода супруги прибегают к помощи психолога и медиатора. Они помогают родителям договориться о том, в каких условиях будет проживать ребенок. Это должно быть взвешенное решение для обеих сторон. Такое возможно, если родители оба заинтересованы в дальнейшей судьбе детей. Медиатор помогает спорящим сторонам вести диалог, обсуждать проблемы и находить компромиссы. Он не решает, кто прав, кто виноват в разводе, а делает акцент на будущем, что будет с каждым членом семьи после развода. Такая практика помогает улучшить отношения между разведенными супругами и перевести их в партнерские. Кроме того, соглашения, достигнутые в процессе медиации, охотнее выполняются обеими сторонами, нежели судебные решения. Варианты совместной опеки не рассматриваются, если в семье имело место домашнее насилие, один из родителей алко- или наркозависим или представляет угрозу для общества.

Чтобы совместная опека в России стала явью, потребуется не одно десятилетие. Нельзя просто принять закон и заставить ему всех следовать. Наши люди пока еще не готовы к этому. Слишком сильны скрепы традиционного родительства, когда отец по умолчанию добытчик и кормилец, а мать — наседка, занимающаяся детьми. Отцовство не является важной составляющей мужской идентичности. Поэтому важен этап формирования со стороны государства образа мужчины как отца. Отцовство должно быть почетным и поддерживаемым обществом.

На сегодняшний день многие российские мужчины абсолютно беспомощны, если речь идет о содержании ребенка и его воспитании. Они не представляют объем ответственности, который падет на их плечи, если им придется воспитывать ребенка единолично, даже на какой-то ограниченный период времени. Пройдет не один год, скорей всего десятилетия, когда наконец перестанет быть зазорным мужчинам заниматься с детьми. Не важно, в браке родители или в разводе.

Мужчины должны научиться менеджменту школ, репетиторов и кружков. Записывать детей ко врачу и ходить с ними на прием. Контролировать наличие одежды по сезонам и по возрастам. Разбираться в свойствах демисезонной и зимней одежды, знать, у каких производителей их можно купить. Чем и как часто мыть ребенка, как расчесывать девочкам волосы. Как вести себя, когда у ребенка истерика, когда конфликт с друзьями. Как обсуждать серьезные темы и давать действенные советы. Это все не появляется само собой, только по принятии закона. Мужчины тоже должны этому учиться и процесс этот не быстрый.

Совместная опека не является панацеей для решения всех проблем, возникающих при разводе. Более того, она частично их даже порождает. Например, для некоторых отцов совместная опека — это повод снять с себя бремя алиментов, фактически переложив воспитание ребенка на других членов своей семьи: мать, новую жену. И эту проблему тоже придется решать. Впрочем, для матери самого ребенка, при условии, что родственники со стороны мужа вменяемые и заинтересованы в воспитании, это скорее плюс. Да, хотелось бы, чтобы участие в воспитании принимал сам отец. Но если ребенок сыт, обут, накормлен, находится в комфортной для себя ситуации, то в общем-то мать все равно получает свое личное время и снижение родительской нагрузки.

Но, повторюсь, я не уверена, что сегодня наше российское общество готово к повсеместному распространению совместной опеки. И дело не столько в отсутствии законодательных норм и практики, сколько в неготовности родителей. Отцы, по большей части, не стремятся к полноценному общению с детьми от бывших жен. Матери также не готовы отдавать детей бывшим мужьям, в том числе потому, что не уверены, что они будут хорошими отцами.

Поэтому в ближайшем будущем есть смысл рассмотреть другой вариант ответственности разведенного отца за взращивание детей, которые остались с матерью.


Материальная ответственность пополам

До сих пор недоумеваю, почему на законодательном уровне не установлен нижний порог алиментов в размере не менее половины прожиточного минимума на ребенка. Это было бы справедливо. Если содержание ребенка в среднем по России обходится в сумму чуть более 10 тыс. руб., то логично, что алименты должны быть не меньше половины от этой суммы – около 5000 руб.

Если мы установим минимальный порог алиментов, то уже не будет таких «смешных» сумм, как 2-4 тыс. руб. 5 тыс. руб. — и не меньше. Т.е. либо половина прожиточного минимума по региону для ребенка, либо % от зарплаты. Берется бОльшая сумма. Таким образом государство хоть немного поддержит на должном уровне финансовое обеспечение ребенка после развода.

Если родитель не в состоянии оплачивать алименты в размере не ниже половины прожиточного минимума, его по суду нужно лишать прав. И в данном случае на государство, как гаранта обеспечения социальных прав, переходит функция частичного содержания ребенка, который остался без одного из родителей. Сейчас это возможно только в случаях, когда второй родитель погиб или пропал без вести. Но если родитель не может содержать своего ребенка, то по факту он и так пропал из его жизни. Поэтому это справедливо. Дальше с такими родителями пусть разбирается государство. Либо работу предлагает более оплачиваемую, либо имущество с молотка пускает. А может и на принудительные работы отправляет.


Зарисовка из жизни

Вместо заключения. Почему бы просто не оставить все как есть? Ну оставил бывший муж своих детей, в конце концов и в войну детей растили без отцов и после. Но причина есть. Это тотальное выгорание одиноких матерей, которые остались без поддержки бывших партнеров и государства. Это невозможность к возвращению того уровня социальной активности, который был до появления ребенка. Насколько это вообще серьезно? Расскажу на примере.

Не так давно в своем фейсбуке Алина Фаркаш, журналист и блогер, задала вопрос. Привожу цитату:

«Моя подруга во Франции сейчас ходит на свидания с разными парнями. И говорит, что есть прямо очень-очень четкая закономерность для мужчин 30-40 лет: одни из них – в глубокой депрессии с паническими атаками, абсолютно без сил, без хобби, с разваливающейся карьерой и перманентно без денег. Обычно не очень хорошо выглядят и очень мало ухаживают за собой. Дома разруха. Очень. Очень-очень-очень-очень хотят серьезных отношений.

Вторая половина – бодрые карьеристы, спорт четыре раза в неделю, какое-нибудь интересное хитровые***ное хобби, учат редкий иностранный язык для удовольствия, волонтерят, учатся играть на музыкальном инструменте каком-нибудь, много путешествуют, выглядят гораздо моложе своего возраста. Хотят отношений, но не зациклены на этом.

У обеих групп был примерно один и тот же старт. Отличает их ровно один фактор. Какой? Я думаю, что это очень простая загадка, но мне интересно, что вы скажете».

Комментариев было море, но правильно не угадал никто. А ответ прост:

«Совместная опека! Если мужчина разведен и у него совместная опека с женой над детьми, то есть дети неделю живут у него, а неделю – у бывшей жены, то это выматывает его напрочь, вгоняет в депрессию и полностью лишает сил. У него не остается энергии ни для какой другой жизни. Те мужчины, у которых нет детей, или у которых по какой-то причине дети или всегда живут у жены, или приезжают к нему только изредка – на выходные или праздники, – они веселые, полные сил живчики. И тут я подумала о всех тех миллионах женщин, которые воспитывают детей не две недели в месяц, а 24х7 годами-годами...»