19 апреля 2021

Я не такая!

Мама говорит: «Мои дети такими не были!». Ее дети — это я и брат.
Я не такая!
4285

Самое страшное в кризисе трех лет — бабушка.

Мама говорит: «Мои дети такими не были!». Ее дети — это я и брат. А чтобы я наверняка усвоила эту информацию, она говорит мне это минимум раз в день. При этом Алису видит примерно раз в неделю. Вообще, мне кажется, нашей бабушке давно пора написать книгу «Мать», но так как Горький уже занял это название, то можно написать книгу «Мои дети».

Когда Алиса родилась и стала срыгивать, то делала это очень качественно, регулярно и на дальние расстояния. И мама говорила: «Мои дети так не делали!». Что означало — надо с этим срочно что-то делать. Что именно надо делать, она несколько раз в день пыталась сообщить мне по телефону. Одним плечом я зажимала трубку, другим — срыгивающую на кота двухмесячную Алису, а головой хотелось стучать об стену. Примерно в пять месяцев она резко перестала срыгивать без какого-либо вмешательства.

Потом однажды Алиса передумала ездить в коляске. 30 минут ехала, а на 31-й начинала ртом сообщать, что, мол, всё, достаточно, накаталась, теперь вытаскивай и тащи меня на себе. Сообщала громко и практически матом. Мама, которой довелось один раз (!) погулять с нами на 31-й минуте такого перфоманса, сказала: «Мои дети такими не были! С этим надо что-то делать». Я опять ничего не сделала, через неделю Алису отпустило и она стала любить коляску пуще прежнего.

Этот список можно продолжать бесконечно — от зубов, до горшка — но я не буду, потому что я не такая.

Сейчас у Алисы кризис трех лет, который, по сути, проявляется только в двух вещах, когда ей говоришь: «Собирайся, пойдем гулять (или чистить зубы)». Она говорит: «Неть!» — и твёрдо стоит на своем. Так как я начиталась кучу всего психологического, то собирать её на прогулку и чистить зубы у меня получается без феерических скандалов и истерик, единственное, не так быстро как хотелось бы. Но над этим работаю. Когда же, раз в неделю, она оказывается у бабушки в гостях, откуда вечером ее забирает муж, то бабушка потом меряет давление и глубоко дышит. А всё почему? Потому что Алиса говорит ей: «Неть, не буду собираться!». И бабушка, у которой таких детей, естественно, не было, до такой степени не знает, что с этим делать, что изначально задорное «неть» превращается в классическую детскую истерику и дрожит весь дом.

А потом мама непременно звонит мне и говорит: «Это ужасно». А я говорю: «Полгода назад я купила тебе книгу. Прочитай из нее хотя бы одну главу и тебе всё станет понятно, ты будешь понимать, что именно надо делать». А она отвечает: «Но вы же такими не были!». И смотрит на меня так, что становится очевидно — премия «Лучшая мать 2016 года» точно достанется не мне.

И вот мне интересно, вы тоже ТАКИМИ не были? Или просто у наших родителей память напрочь стерла всё самое ужасное?