14 сентября 2021

Дети после развода: делить или не делить?

Судебные разбирательства – новая реальность института семьи...
Дети после развода: делить или не делить?
4616
текст

Сегодня у меня свободная суббота – день, который дочка проводит со своим папой. Он присылает фотографии – улыбающаяся мордашка выглядывает из бассейна, красуется в новом платье, гоняет на велосипеде. А я долго пью кофе. Гуляю с собакой. Готовлю пасту с грибами на ужин. Пишу текст. И много думаю.

5 из почти 7 дочкиных лет мы с её папой не живем вместе. У нас новые семьи, отдельные дома и разные жизни. Много открытых тем, не заданных вопросов и не полученных ответов.

Мы все отложили. Задвинули в угол до того момента, когда дочь подрастет. За это время темы подостыли, страсти улеглись. Мы научились разговаривать и договариваться. Идти на уступки, пусть и не всегда.

Возможно, когда-нибудь мы посмеемся, оглядываясь назад и вспоминая все это. А пока мы просто стараемся. Очень стараемся, чтобы мир вокруг дочери был добрым. Чтобы ей не приходилось выбирать сторону, скрывать правду, думать о том, что можно и чего нельзя говорить.

Я еще помню то тяжелое время, когда взаимные обиды и упреки сбивали с ног. Когда было больно и горько, но надо было принимать решение. В порыве сомнений я пошла на консультацию к адвокату по семейному праву.

Я сидела на краешке стула и слушала улыбчивую женщину, которая добрым голосом давала мне советы. Надо действовать на опережение: подать в суд первой, собрать необходимые документы, убедить судью, что тебе некуда уйти из общего жилища и добиться единоличной опеки над ребенком.

Она все говорила и говорила, а меня охватывал ужас. Война. Мне предлагали развязать войну, ударить первой, чтобы не ударили меня. К счастью, я тогда решила, что этот способ мне не подходит. Выбрала доверие и положилась на то, что я когда-то выходила замуж за хорошего человека.

Нам повезло. Мы договорились..

И избежали ловушки, в которую попадают миллионы людей во всем мире. Обычных людей – добрых и не очень, жадных и щедрых, умных и чуть менее умных. Людей, которые теряют лицо, время, деньги и здоровья, сражаясь в суде за своих детей. И часто в пылу битвы не замечающих, какой вред они наносят этим самым детям. И себе.

Судебные разбирательства – новая реальность института семьи. Если учесть, что по статистике распадается больше половины всех заключенных браков, то становится понятно, что речь идет о миллионах бракоразводных процессов во всем мире. И почти всегда в битвах участвуют дети.

Внезапно обнаружить себя втянутым в борьбу очень просто. Как это случилось с героем Адама Драйвера в красивом и грустном фильме режиссера Ноа Баумбакера «Брачная история». Его семья распадается, и надо жить дальше. Только вот планы на дальнейшую жизнь у супругов очень отличаются.

«Мы же договорились обойтись без суда», - говорит ошеломленный герой в ответ на письмо от адвоката. Поздно, машина запущена. И он решает ударить в ответ. Удар, еще удар. И вот уже когда-то любящие супруги предстают перед нами в самом неприглядном виде. Они готовы совершать подлости. Они ненавидят. Они действуют вопреки логике.

«Эти деньги пригодятся тебе для сына», - пытается образумить героя адвокат. Но тот уже не может остановиться. Битва до последней капли крови.

Борьба за опеку

Адвокаты могут рассказать тысячи семейных историй, в которые не хочется верить: отцы, отказывающиеся содержать детей, матери, не дающие детям видеться с отцами, мелочность, слежка, сплетни, наговоры. Никто из нас не может наверняка сказать, как поступит в той или иной ситуации, пока в ней не окажется. Во что нас превращает темная сторона луны.

Но ведь мы меняемся и меняем окружающую действительность. 100 лет назад женщины не могли получать достойную зарплату и не имели права разводиться. 200 лет назад дети были бесправными существами. Сейчас это кажется картинкой из старого кино.

Возможно, судебные баталии – просто шаг на пути к новому этапу развития нашего общества. Шаг, который полностью изменит наше отношение к родительству и семье.

Какие мотивы двигают нами, когда мы вступаем в борьбу за детей? 

Любовь к детям и равенство родителей

В случае развода в России суд чаще всего оказывается на стороне матери. Если мать не маргиналка, не пьет, не употребляет наркотики, не преступница, то опеку над ребенком скорее всего доверят ей. Во многих европейских странах это уже давно не так. У родителей равные права перед судом. И равные обязанности. И кажется, это правильно.

Чаще всего, если отец изъявляет желание заниматься воспитанием сына или дочери, суд назначает совместную опеку. На деле это обычно выглядит так: ребенок проводит с родителями одинаковое количество времени – неделю с отцом у него дома, неделю с матерью у нее. Два дома, два набора игрушек, два комплекта одежды, две жизни. Существует еще вариант «дом-гнездо». Это когда ребенок всегда живет в одном доме, сменяются лишь родители.

Хорошо это или плохо? Ведь если спросить у большинства разведенных женщин, они бы пожаловались на то, что отец недостаточно участвует в жизни ребенка. Не помогает. Не выполняет свои обязанности. Забывает после развода. Не поддерживает. А что, если все изменится?

Готовы ли женщины по-настоящему разделить с мужчинами не только заботу, но и права на воспитание ребенка?

Пока это вряд ли так. В большинстве семей именно женщины продолжают воспитывать детей - вставать по ночам к колыбельке, часами играть с малышом в кубики, готовить любимую еду. Они же чаще берут больничные, отпуск по уходу за ребенком, сокращенные рабочие смены.

И все же тенденция очевидна. Во многих странах мужчины активно участвуют в воспитании детей. В Северной Европе папы все чаще берут отпуск по уходу за ребенком, в то время как мамы выходят на работу.

Почему идеальный вариант не всегда работает? Почему судебные баталии продолжаются.

Деньги и эмоции

После того, как совместная опека была признана предпочтительным вариантом, судов не стало меньше. Они просто стали другими. Если раньше при разводе делили в основном деньги и имущество, то теперь все чаще делят детей. Но специалисты по семейному праву считают, что во многих случаях интересом к детям прикрывают именно финансовые мотивы. Адвокаты могут рассказать много подобных историй:

...Ко мне часто приходят мужчины, которые с порога говорят: «Я хочу эту... как её... при которой не нужно платить», имея ввиду совместную опеку, - говорит Мария, адвокат по семейным делам...

Совместная опека не предполагает выплату алиментов одним из родителей. Многие мужчины добиваются ее, а затем скидывают ребенка на маму, сестру или даже новую жену.

Эмоции

Для многих женщин невыносима даже мысль о том, чтобы проводить половину времени без ребенка, несмотря на то, что это даёт матери возможность для отдыха, работы или личной жизни. Участие отца в жизни ребенка рассматривается чаще как приятный досуг, чем непосредственно воспитание.

Ирина отправляет сына к отцу на выходные. Забрать ребенка приехала новая девушка бывшего мужа.

Ирина кусает губу, отворачивается на секунду, но потом берет себя в руки и улыбается:

- Так решил судья. Но ему там хорошо, балуют, подарки покупают... Вот, договорилась встретиться с подругой, - вдруг кивает она на висящее на стуле красное платье. Платье женщины, которая может себе позволить поужинать с подругами вечером в пятницу, ведь ей не надо укладывать спать пятилетку. – Надо во всем искать хорошее. Так ведь?

Насолить бывшей

Эмма обвинила бывшего мужа в семейном насилии. Он был осужден и даже отбыл срок. Несмотря на это, после развода судья назначил им совместную опеку над сыном, а Эмме сказал: «Мало вам того, что человек уже был наказан за свое преступление? Теперь вы чего добиваетесь – хотите оставить сына без отца?»

Эмма знает, что сын в основном проводит время с бабушкой, матерью бывшего мужа, которому совсем не хочется заниматься ребенком. Знает, что опеку муж получил из желания насолить бывшей ей И тем не менее, решение остается неизменным, дело не пересматривают.

Ради ребенка

Какая же роль в этой истории отводится детям. Тем, чьи интересы защищает все это нагромождение правил и законов. Что лучше для ребенка - классическая схема, когда предпочтение отдают матери почти без разбирательств, отец часто самоустраняется, но не бывает длительных тяжб в попытках отвоевать ребенка? Или условно честное разбирательство, когда у каждого из родителей есть возможность бороться за право воспитывать сына или дочь?

Лучше один дом или два? Воскресный папа или родители по очереди?

Есть версия, согласно которой жизнь на два дома негативно влияет на детей, на их психоэмоциональное развитие, успеваемость в школе и другие аспекты жизни. В испанском языке даже существует термин «синдром ребенка-чемодана», применяемый к детям, которым каждую неделю приходится собирать свои вещи, чтобы переезжать из дома отца в дом матери и наоборот.

«Проживание «на два дома» ведет к формированию у ребенка двойственого восприятия реальности и лишает малыша чувства настоящего дома», - именно с такой формулировкой отказал отцу в совместной опеке над двухлетним ребенком Верховный суд РФ.

Сложно понять, где истина и есть ли она. Чем больше я думаю об этом, тем менее возможным мне кажется уложить человеческие отношения в рамки, сколь бы красивыми и сложными они ни были. Тем больше мне кажется, что мы пытаемся сами себя обхитрить. Слишком много мним о себе и своей прогрессивности. Достижения в области науки и техники опережают наше личное развитие. Может, именно поэтому не работают идеальные схемы? Потому что мы пытаемся изменить привычный уклад, но только внешне? Разрывая, уничтожая, но не успев создать ничего взамен. Меняем форму, оставляя содержание.

Где мы окажемся завтра? Перестанем разводиться или больше не будем жениться? Окончательно признаем равенство родителей и прекратим судиться за детей? А может, посмотрим вглубь себя и пойдем совсем другим путем, которого пока не видим. Или видим, но считаем невозможным. Словно антиутопический роман.

А пока продолжаются кабинетные войны. Льются слезы. Сжимаются кулаки. На месте любви расцветает вражда. А после бури наступает тишина. Мы думаем. Мы проживаем свои чувства. И меняемся. Медленно, незаметно даже для самих себя мы идем вперед.