25 июля 2021

Укрепление человеческих связей

Грекам свойственно упорядочивать удовольствие. Существуют негласные правила поведения под солнцем, на море, за вином.
Укрепление человеческих связей
252
Под конец июля наступило другое, второе лето. Жара поутихла, цвет ветра изменился: воздух полинял в сторону полу-зимней сырой гаммы. Заизюмленные звезды выцвели, приготовились к августовскому звездопаду. Луна, напротив, округлилась, посвежела, набрала силу, светит, судя по астрономическим сводкам (не поворачивается язык сказать «отсвечивает») с яркостью 100 процентов.
 
Грекам свойственно упорядочивать удовольствие. Существуют негласные правила поведения под солнцем, на море, за вином.
 
Наблюдала на пляже, как один очень толстый господин в блестящих белых плавках, обстоятельно готовился к купанию: вытащил из машины складной стульчик, поставил его в тень тамариска, достал бумажный стакан с кофе, полотенце, ковбойскую шляпу и мячик. Я поискала глазами собаку, но собаки не было. Господин надел шляпу, зашел в воду и стал бросать мячик самому себе. Совершив несколько морских кроссов, он вышел, завернулся в полотенце, сел на свой стульчик, взял в одну руку кофе, в другую телефон и принялся кого-то уговаривать:
 
– Приезжайте! Море гладкое, как масло. Мы отлично проведем время! Устроим Пелопоннесский союз…
 
Хозяин пляжной таверны «На гребне волны», он же гарсон, вышел на берег моря и зычно крикнул двум пожилым леди, топтавшимся на мелководье:
 
– Госпожа Ирини и госпожа Артемис! Ваши сардины готовы! Пора выходить!
 
***
 
Агора работала в обычном режиме.
По кабачкам ползали опьяненные их ароматом пчелы. Они слизывали влагу, выступившую на гладких боках.
– Переели роз, – прокомментировал Григорис. – Потянуло на солененькое.
Продавец одежды господин Костас быстро шел навстречу, вытянув руку и направив указательный палец мне в грудь, как будто хотел меня проткнуть. Честно говоря, я немного испугалась. Остановившись в двух шагах, он опустил руку и сказал:
– Красивая блузка!
– У вас купила.
– Не может быть! – изумился Костас. – Неужели я такое продаю!
 
***
 
Госпожа Аспасия и госпожа Мирто выбирали платья.
– Возьми это, – предлагала Мирто.
– Оно ни на утро, ни на вечер. Бесполезное, – сомневалась Аспасия.
– Зато узор радостный!
 
***
 
Прокопий не приехал. Его место никто не занял, между прилавками пустовал уважительный интервал.
– Ветра и луны сейчас много, – объяснял постоянным клиентам Манолис. – А рыбы, наоборот, мало… Прокопий решил остановиться. Уехал в отпуск, один, без компании.
– Почему один? Он так любит общение!
– Именно поэтому. Чтобы любить общение, надо почаще бывать одному…
 
***
 
– Мой друг собирается в путешествие на мотоцикле. – рассказывал Нектарий Ставросу Якумакису. – Сначала Триполи, потом Превеза… Конец отпуска проведет в его родной деревне Афанасий Дьяк.
– Серьезная поездка… Сколько же твоему другу лет?
– Сократу? Ммм... Кажется, 65… Говорит, всегда мечтал так отдыхать, но начать жить удалось только на пенсии.
 
***
 
Апостол привез персики белые и красные, нектарины, поставил табличку: «Все из Наусы». Приводя прилавок в порядок, увлекся и не заметил госпожу Мельпомену, которая терпеливо ждала, пока ей выдадут мешочек.
– Простите меня, что я смотрел не на вас, а на фрукты, – церемонно извинился он.
 
***
 
К двум часам дня цены стали бескорыстными, а выкрики торговцев – апокалиптическими. Они кричали, что отдадут «все по пятьдесят центов, чтобы уже только наступил конец».
– Критянин, иди к нам! Марафонцы угощают! Какой-то ты сегодня чересчур трезвый, – позвали Манолиса к столику господин Афанасий и Ставрос Якумакис. – Ты что, забыл главное правило древних – «ничего слишком»?
– Немного же я наторгую, если сяду с вами пить вино. – отнекивался Манолис. – И какой тогда был смысл приезжать?
– Главный смысл греческой торговли не в получении прибыли от продажи товара, – наставительно произнес господин Афанасий. – Смысл греческой торговли в получении удовольствия от укрепления человеческих связей. Так что садись и получай!