4 апреля 2021

Ученые критикуют теорию привязанности: как и за что?
Если плохо обращаться с ребенком, он вырастет травмированным и несчастным. Но это утверждают все современные психологи.
Ученые критикуют теорию привязанности: как и за что?

Пока шла дискуссия о том, что такое теория стилей воспитания, был вполне логичный вопрос: а кто критикует теорию привязанности и за что? 

Мы попробуем ответить на этот вопрос. Начнем с более новой статьи психолога доктора Джерома Кагана (Гарвард, 2019). С его точки зрения само основание, из которого выросла теория, очень слабое: знаменитый эксперимент с незнакомой ситуацией Эйнсворт, проведенный в шестидесятых, затем был много раз раскритикован: все дело в том, что при более длительных наблюдениях дети вели себя совсем иначе, нежели при коротком воздействии, на основании которого Эйснворт делала вывод, какая привязанность у того или иного младенца. Тем не менее, теория получила большое распространение, хотя и выросла из маленького эксперимента. 

Первичная критика теории также говорила, что это "спин офф" фрейдизма и просто обновленные варианты анальной и оральной фиксации, уже опровергнутые на тот момент. Позже исследователи обнаружили, что и выводы, которые сделали Боулби и Эйнсворт из эксперимента неправильные: оказывается, то, как ребенок реагирует на этот эксперимент, зависит от его темперамента, пола, возраста, социального класса и уровня образования родителей и не раскладывается на четыре типа привязанностей.

Грубо говоря, детей с негативным аффектом записывали в дезорганизованно привязанных (они обычно как раз и реагируют очень выражено на уход матери и долго не могут успокоиться), а детей с большей устойчивостью (или даже с РАС) - в надёжно привязанные.

И все же теория становилась только популярнее - ведь она давала родителям ощущение контроля и безопасности. Тем самым родителям среднего и высшего класса, дети которых в любом случае показывали неплохие результаты. Каган считает, что это очень американская история: верить в то, что если мать правильно любит ребенка, все будет хорошо.

Ещё одно направление теории - терапия расстройств привязанности у взрослых. Тут тип привязанности оценивался по опроснику, который придумала Мэри Мейн, и по интервью. Однако и в этом случае Каган говорит о том, что социальный аспект и сложности характера были проигнорированы: когда независимые исследователи повторили эксперимент, они обнаружили, что лучшие результаты были у более образованных людей из более высокого класса, чьи матери растили детей в более комфортных условиях - эти люди чувствовали себя увереннее в ситуации интервью и лучше обращались с опросником.

Доктор Каган также считает, что более новые версии теории привязанности, пытающиеся закрыть пробелы, в итоге отбирают у теории индивидуальность: если нет типов привязанностей (сейчас их описывают как некоторые континуумы вроде тех, что есть у Маккоби и Мартина), а есть сложности класса, среды, уровня стресса родителя и темперамента у ребенка, то непонятно, почему эта теория называется "теория привязанности", и чем она отличается от теории стилей воспитания.

Значит ли это, что привязанности не существует, а абьюз и игнорирование не влияют на ребенка? Конечно, нет. Если плохо обращаться с ребенком, он вырастет травмированным и несчастным. Но это утверждают все современные психологи. Каган говорит о том, что упоминание в научной среде для теории привязанности с 1970х к 2015 сократилось в десятки раз.

Более старые мнения учёных: Д.Харрис (Нью-Йорк, 1998) со ссылкой на Вайсс пишет о том, что им не удалось найти в теории объяснения, как меняется привязанность ребенка в процессе поиска автономии или при негативном влиянии подростковой группы. Харрис (сама удочерившая девочку) считает, что теория привязанности абсолютизирует фигуру матери. По ней мы должны предполагать, что у ребенка из детдома будет дезорганизованная привязанность, которую можно "исправить", если приемный родитель будет достаточно устойчив. Но при тестировании детей из детдома сама Харрис обнаружила, что они, пережившие самые ужасные события, порой не показывали нарушений - не потому, что у них была фигура привязанности, а потому что эти дети обладали очень устойчивой нервной системой и высоким уровнем рефлексии.

Т. Филд (доктор медицинских наук, детский психиатр, глава клиники в Майами, 1996) утверждает, что очень сложно отследить влияние привязанности к матери, так как обычно современный ребенок постоянно формирует и разрушает привязанности - с нянями, бабушками и дедушками, воспитательницами, учителями и другими детьми.

Р. Крюкар (Рочестер, 2001) говорит о том, что ребенок может сформировать высокий уровень адаптации, который соответствует описанию надёжной привязанности через парадокс: если его родители ведут себя неадекватно, но он понимает, что это плохо, и свою жизнь строит иначе. Элизабет Сток (Рочестер, 2001) пишет о том, что один и тот же родитель может в разные моменты быть очень разным. Например, мать, потеряв безопасность из-за развода, может резко изменить характер отношений с ребенком. Мало кто из родителей сохраняет постоянство в контакте на протяжении 18 лет (кстати, та же критика звучит и в адрес теории стилей воспитания). 

Конечно, это не все учёные, которые высказались, - есть и другая критика от доктора Вайсс, Стейнберг и других в их личных работах, однако мы опирались в этой статье именно на тематические публикации, непосредственно посвященные критике. Мы не можем сказать, прав ли доктор Каган в том, что скоро теория привязанности исчезнет, но можно заметить, что ее нововведения во многом приближают ее к теории стилей воспитания и все больше отдаляют от исходной концепции.