7 октября 2021

Танцующие в октябре

В парке – красота! Листья жёлтые, красные, рыжие, сквозь них солнце — прожилки видно...
Танцующие в октябре
869

Утром расшифровывала интервью, а там одна актриса говорит: «Надо, милые женщины, уделять время себе». Я подумала, что это она мне, надела кроссовки и побежала уделять время себе в Измайловский парк.

В парке – красота! Листья жёлтые, красные, рыжие, сквозь них солнце — прожилки видно. Словно слайды с зенитовскими семейными фотографиями на просвет под лампой рассматриваешь.

Честно говоря, так красиво в жизни обычно не бывает. На картинах бывает – у Левитана там, Поленова. На заставках в компьютере, на фотооткрытках, которые, как кленовые листья, щедро летят в родительский чат в связи с Днём учителя.... Ещё, наверное, бывает в детстве. А в обычной взрослой жизни – нет.

Бегу, шуршу листьями, перкуссия идеально настроена: листьев много, они крупные, не сырые, - специально по такому случаю свернула с большой дороги на тропу. Добегаю до пруда, а там несколько мужиков зарядку делают на солнышке. Одного как будто бы знаю. Немного сутуловат, лицо подставил лучикам, усмехается чему-то внутри себя. Математик Савватеев: убегала из дома, муж как раз его лекцию смотрел на ютубе. Хотела остановиться и поздороваться, но ноги уже пошуршали дальше, и я успела лишь улыбнуться. Савватеев посмотрел на меня и улыбнулся в ответ. Так даже лучше: пусть думает, что я просто так.

Оказывается, сегодня материализуются не только картины Левитана!

Бегу дальше, уже приглядываясь. Хотя надо бы прислушиваться, потому что вскоре откуда-то доносится: «…как часто вижу я сон, мой удивительный сон…». Смотрю по сторонам, чтобы отыскать источник звука, и тут вижу, слева с тропы идёт пожилой мужчина со старым радиоприёмником. Сам приёмник маленький, а антенна длинная как жирафья шея, будто он вальс бостон из кленовых крон извлекает.

Выбегаю на асфальтированную дорогу, и тут поднимается ветер. Тёплый-претёплый: не октябрь, а май месяц. Передо мной едут на велосипедах мама с мальчиком лет шести.

Мальчик говорит:

— Весна…

— Да нет, осень, — вздыхает мама, — хорошо бы если б весна.

— Да я знаю, я так играю просто, — говорит мальчик. — Весна — осень. Осень — весна.

Из-за порыва ветра листья на асфальте устраивают танцевальный баттл: они водят хороводы, выстраиваются в ряды для кадрили и даже исполняют брейк-данс.

Когда несколько лет назад я пыталась ходить на парные танцы, преподаватель сказал мне, что моя проблема в том, что я не умею быть ведомой. Ведь в танце очень важно уметь доверять партнеру, отключать контроль и падать в его руки.

Уже на выходе из парка я сворачиваю на обочину, где особенно много листьев, останавливаюсь и валюсь на спину в мягкое и шуршащее, пахнущее то ли подпревшими в сарае яблоками, то ли разрезанным вчера арбузом, в общем, чем-то одновременно свежим и увядающим.

Нет, с таким партнером, как эта осень я вполне могу отключить контроль и упасть.

А что до того, что совсем скоро его характер испортится, и вместо того, чтобы танцевать, он будет ходить с серым видом и лить слезы с утра до вечера…

Что ж, предлагаю сделать вид, что мы этого пока просто не знаем.