3 сентября 2021

Странные взрослые и мама

Взрослые не хотят меняться. Отдаляются от детей именно они. А виноваты дети!
Странные взрослые и мама
11361
текст

Многие родители жалуются, что как только их детям перевалило за 13-14 лет, их словно подменили. Никак тебе семейных выходных, настольных игр, чтения вслух, совместных просмотров фильмов и концертов. Я тоже та самая мама, которая изредка бросает вслед убегающему на очередную тусу с друзьями сыну:

— А раньше мы по пятницам ходили с тобой в парк, кормили уточек, помнишь?

— Мам, скорее всего, там уже плавают правнуки тех уток, — смеется сын и хлопает дверью.

 

— Слушай, тебе ведь нравилась эта комедия, садись, давай смотреть, — я отодвигаюсь на диване, уступая сыну место поудобнее.

— В пятый раз? Да я наизусть ее знаю. Мне уже и не смешно как-то...

 

— Ну что, по традиции встречаем первый день лета на даче? Костер, сосиски, все как ты любишь...

— Если как я люблю, то вы с папой езжайте, а я приглашаю друзей, идет? — сын обнимает меня как-то снисходительно. Словно я маленькая, наивная и беспомощная, а он — мудрый, уверенный бесстрашный великан.

 

Точно великан. Метр восемьдесят два в свои шестнадцать лет. Причем, великан наблюдательный:

— Ты же не обижаешься, мам, что я не хочу на дачу?

— Конечно нет, — как можно беспечнее отвечаю я, повторяя про себя: «Конечно да!».

— Я рад, что ты не такая странная, как другие родители.

— Это какие?

— Родители моих друзей.

— А что с ними не так?

— Хотят, чтобы их дети все время с ними время проводили, как раньше.

— Наверное, скучают? — мысленно обнимая всех родителей подростков, предположила я.

— Не похоже. Они просто не любят перемены, — удивил меня сын своим ответом и заявил:

— Мам, ну же люди меняются! Ты же не носишь очки тридцатилетней давности с той оправой, с которой ты была похожа на стрекозу? Ты носишь современные, стильные, аккуратные очки... Так почему взрослый должен обижаться на ребенка, который вырос и разлюбил там, не знаю, смотреть с родителями «Поле чудес»? Может теперь его тошнит от этой передачи?

— Может, — допустила я. — Но это же не повод отдаляться совсем.

 

— Не повод, — согласился сын. — Но взрослые не хотят приближаться. Не хотят сходить с ребенком в кино на современный блокбастер. Только потому, что он им не знаком. Просят выключить современную музыку, потому что сами такую не слушают. А тик-токов вообще боятся как огня. То есть не отдаляться для них, — это типа, сын, ты вроде вырос, но будь добр, не развивайся. Вперед не иди. В ногу со временем не живи. Продолжай скакать под елочкой по «Танец маленьких утят» и считать домино в картинках увлекательной игрой...

 

Сын перевел дух и продолжил монолог, из которого стало ясно: накипело:

 

— Взрослые не хотят меняться. Отдаляются от детей именно они. А виноваты дети! — сын разошелся не на шутку, зашагал по комнате, говорил громче обычного. Он хотел, чтобы я поняла. Красноречиво доносил мысль, которая была для него очень важной. Высказался и вопросительно посмотрел на меня: дошло ли?

Я не сразу нашла подходящие слова. Именно потому, что дошло. И очень хорошо дошло.

 

— Слушай, а чем закончилась вторая серия того фильма про врачей? — я сделала заинтересованное лицо.

 

Фильм про врачей с очень запутанным сюжетом и перебором спецэффектов месяц назад мы сели смотреть с сыном по его же рекомендации. Я с трудом выдержала 40 минут, чуть не уснула и придумала себе срочную работу, делать которую и убежала.

— Я потом сама досмотрю, — пообещала я тогда сыну.

А теперь вспомнила: мы запаслись чипсами и могли целых 2 часа провести вместе.

А что же я? А я убежала в привычное и понятное «сама», чтобы не вникать в сложное и незнакомое «вместе».

…Приятно, что сын думает, что я не такая странная, как другие взрослые. Давайте не будем ему говорить, что возможно я среди странных взрослых – в первых рядах?