2 сентября 2021

Слезами горю не поможешь?

Что же делать с негативными эмоциями?
Слезами горю не поможешь?
832
текст

Мало что может настолько вывести меня из равновесия, как огорчения любимой дочери. Когда она плачет и грустит, мне становится физически плохо. Проблемы с одноклассниками. Поссорилась с подругой. Мечтает о чем-то недоступном. Упала и ударилась. Не получается упражнение на гимнастике. Если причина ее боли серьезна, я страдаю вместе с ней – не всегда зная, как помочь. Опасаясь не ухудшить ситуацию. Стараясь не навредить. Проваливаясь в собственные комплексы и страхи, возвращаясь в детство, где были похожие ситуации.

Если повод для грусти пустяковый, переживаю за нее – думаю, как поступить правильно, как объяснить, как помочь прожить ситуацию. Мечтаю поделиться с ней пониманием того, что все пройдет. Первым порывом почти всегда бывает сказать: «Да это ерунда, не стоит расстраиваться».

Но ведь меня саму ужасно задевает, если в ответ на жалобу подруга небрежно бросает: «Ой, ну ты придумала – переживать из-за таких пустяков». Каково же ребенку слышать это от мамы - самого близкого человека, от которого он ждет утешения и понимания?

В борьбе с эмоциями мы обречены на поражение. Это касается и взрослых, и детей. Если тебе грустно – то грустно. И чужое непонимание лишь заставляет почувствовать себя еще хуже. Как говорил герой фильма «Хорошо быть тихоней», когда-нибудь все огорчения и радости станут просто историями, а сегодняшние дети – мамами и папами. Но пока все то, что они переживают – совершенно реально. И очень важно для них, даже если это ссора с подругой из-за куклы.

Что же делать с негативными эмоциями? Психологи считают, что им просто надо дать право на существование. Разрешить себе грустить, обижаться, бояться.

Есть даже такое понятие, как «слезы тщетности» — слезы, которые помогают нам прожить ситуацию, принять неизбежное, отгоревать, переосмыслить и принять ее. Если ребенок плачет — скажите, что вы понимаете его. Не надо утешать его и успокаивать. Просто предложите ему выплакать свои огорчения, не сдерживаясь. 

Сдерживаться в этом случае приходится нам, ведь очень трудно переносить слезы ребенка, хочется поскорее его успокоить, перестать видеть его страдания.

Как ни странно, но эта простая вещь помогает не только ребенку, но и взрослому. Обучая ребенка справляться с фрустрацией, мы учимся этому сами. Позволяя ему открыто выражать свои чувства, мы снимаем табу и запреты в том числе и с себя. Ведь многие из нас живут в рамках установок «Плакать стыдно», «Жаловаться стыдно», «Быть слабым стыдно». А в жизни бывают ситуации, пережить которые можно только с помощью эмоций, потому что не всегда мы можем решить проблему.

Недавно моя подруга самостоятельно собирала шкаф из Икеа. Не то чтобы ей некому было помочь, но так сложились обстоятельства, что пришлось делать это одной. Это оказалось непросто, и в какой-то момент слезы хлынули у нее из глаз. Она плакала обо всем - о разводе, который случился год назад, о несбывшихся мечтах, о том, что трудно, больно и одиноко. А когда слезы высохли, стало легче. Подруга написала мне: "А говорят — слезами горю не поможешь. А ведь поможешь, еще как. Возможность просто открыто поплакать помогает куда больше банальных фраз: "Все наладится, не переживай. Все будет хорошо. Держись". Жизнь идет своим чередом. Но ничего само не налаживается. Потом придется собрать шкаф. Придется встать и идти дальше. Сделать много маленьких шагов. А может, попросить о помощи. Не притворяясь суперчеловеком". 

Испанский психолог Давид Фернандес говорит: «Если ребенку скучно – что же, пусть поскучает, это хорошо, если ему грустно – научите его плакать. Научите его прямо говорить о своих чувствах, не стесняясь их, но и не обвиняя других».

То же он советует и взрослым людям: «Если начальник грубит вам, он делает это от неуверенности в себе. Скажите ему, что вам неприятно. Это не сделает вас слабым. И никто не может отобрать у вас право испытывать эмоции, они ваши». Ребенок может очень отличаться от родителей по характеру и темпераменту, у него обязательно будет собственный вкус и видение мира. Мы не можем защитить его от всей боли, не можем вложить в его голову свои знания и опыт.

Но мы можем дать ему инструмент, которым он постепенно научится пользоваться. Можем помочь познакомиться с самим собой. Научить распознавать свои эмоции и принимать их. А заодно научиться этому сами.

И тогда, возможно, нас не будут так пугать слезы детей. Ведь мы тоже научимся принимать ситуацию и проживать ее. И пытаясь поддержать друга, попавшего в трудную ситуацию, мы не будем прикрываться общими фразами. И самим себе позволим иногда быть слабыми, трусливыми, одинокими, не стесняясь этого.