7 сентября 2021

СДВГ. История одного диагноза. Продолжение

Прошло 2,5 месяца после постановки моей 9-летней дочери диагноза СДВГ. Хочу рассказать, что изменилось в нашей жизни.
СДВГ. История одного диагноза. Продолжение
7029

Некоторое время назад мы опубликовали текст Анны Качан-Юриной, в котором она рассказала о том, как ее дочери поставили диагноз СДВГ. Что это значит, на какие симптомы стоит обратить внимание и многое другое. Сегодня мы публикуем очередной текст Анны - о том, как изменилась жизнь семьи после постановки диагноза и начала лечения. Надеемся, что текст будет полезен тем, кто столкнулся с подобной проблемой.


 

Прошло 2,5 месяца после постановки моей 9-летней дочери диагноза СДВГ. Хочу рассказать, что изменилось в нашей жизни.

По понятным причинам, я не пишу названия препаратов, которые нам назначил детский психиатр. Во-первых, потому что они рецептурные. Во-вторых, потому что, как и в случае с взрослыми препаратами, они подбираются индивидуально и не всем могут подойти. Так и в нашем случае. Из кучи побочных эффектов первого препарата нам досталась агрессия. То есть то, что должно было помочь стабилизировать психику ребенка, по ощущениям, ничего не изменило, если не хуже.

Препарат нам поменяли. И вот только со второго раза я стала замечать изменения в поведении ребенка. Нет, конечно, детка не превратилась из Халка в розового единорога, и все же прогресс на лицо.

 

Физическая агрессия. Если раньше во время кризиса под горячую руку или ногу прилетало всем: и одноклассникам, и бабушке, и мне, теперь я воочию наблюдаю, как дочь пытается с собой справиться. Она сжимает кулаки и зубы, рычит, но не переходит к применению силы. Я после каждой такой ситуации подбадриваю ее. Говорю, что вижу, как ей хотелось стукнуть меня, но она нашла в себе силы и сдержалась. У нее получилось, и это круто.

 

Истерики. Остались, но стали гораздо короче по времени. Я бы сказала, что они превратились в минутные психи. Выглядит это так: деточка психует, говорит гадости. Но не обзывается, а что-то из серии «так вот какая ты мама, тебе совсем на меня пофиг». В такие моменты я не реагирую. Замечаю, где выяснение отношений переходит в шквал обвинений, и просто молчу, продолжаю заниматься своими делами. Дочь, выпустив пар, спустя 3-5 минут, подходит и извиняется. Но одной серией это не заканчивается. Пока извиняется, начинает объяснять, почему она разозлилась и заводит себя по новой. Во второй серии опять злится и снова подходит с извинениями. С каждым новым подходом злость стихает и наконец уходит. Это гораздо более экологичный вариант, чем то, что было раньше.

 

Выполнение обязанностей. «Не хочу, не буду» по-прежнему в топе. Только результат в итоге получается другой. Все потому, что в этот раз я поменяла тактику. Раньше, как порядочная и продвинутая мать, я просила, объясняла про вклад каждого в порядок в доме, уговаривала. Сейчас только метод пряника. Хочешь почитать книжку, посмотреть ютуб? Тогда я делаю вот это, а ты в это время делаешь это. Потом будет то, что хочешь. Тем самым я, во-первых, мотивирую дочь быстрее закончить с делами, чтобы приступить к приятному. Во-вторых, я тоже занимаюсь делами, ничего зазорного в этом нет. Давай вместе. Сначала, конечно, деточка забивает на мои требования. А потом по-тихому или не очень все-таки выполняет. Пряник-то охота, а мне торопиться некуда.

 

Личные вещи, личные границы. Менее заметный прогресс. По-прежнему идет перерасход общих вещей из серии зубная паста, гель, крем, салфетки и проч. Как и раньше злится, если я отказываю ей в тактильности (когда это неуместно или был другой уговор), но силы применяет все меньше.

 

Эмпатия. Пока тоже не особо развивается. Нет сочувствия к сирым и обездоленным, если это, конечно, не котик или собачка. Может съесть какую-то вкусняшку и не поделиться. Даже в гостях продолжает уводить из-под носа лакомые куски. Может злорадствовать, если злится. И все же к близким людям более эмпатична, чем к посторонним.

 

Добавлю, что больше никаких побочных эффектов от препаратов не было. Ребенок не превратился в сомнамбулу и не потерял своей яркости. Просто у дочери стало получаться справляться с бурей эмоций, которые так часто захватывают ее.

Если сравнивать с маем, когда я готова была эмигрировать куда угодно, хоть на Луну, лишь бы без деточки, — изменения на лицо. К концу учебного года мы обе были не в ресурсе. Дочь слетела с катушек, а у меня совсем не было сил быть заботливой и поддерживающей. Теперь и катушки на место возвращаются, и у меня сил прибавилось. Самое главное, заметила внутри себя: вернулись давно забытые моменты единения с дочерью.

Вчера, например, вместо того, чтобы просто убежать в магазин, спросила у дочери: "Как я выгляжу, красивая ли я?" Она, конечно, сначала меня потроллила, типа — не очень. А потом принялась поправлять на мне одежду, обувь и в итоге сказала: "Вот теперь ты мой котик! "За ужином погасила свет, зажгла свечи и попросила меня отложить книжку, чтобы быть вместе: есть и разговаривать. Мы вообще-то любим обе за столом и в телефон потупить, и книжку почитать (надеюсь, наша бабушка об этом не узнает). А тут такое желание. Приятно, черт побери.

Я включаюсь не из-под палки, потому что надо вот это все: чтоб у ребенка было детство, чтоб запомнилось. А потому что это оказалось приятно и вовсе не напряжно. По крайней мере я вспомнила, что в материнстве бывают и прекрасные моменты.

Теги