10 марта 2021

Санта-Барбара

Любой из актеров легко мог бы стать президентом страны. Даже исполнитель, сыгравший главного героя с неприличным именем.
Санта-Барбара
713

Тата-тата тататата-та!

Конечно, люди моего поколения и старше узнали вступительную мелодию главного сериала девяностых. Его начали показывать в России с двести семнадцатой серии, и этого никто не заметил. 

Над именем его главного героя смеялись дети. У всех актеров были отобраны американские паспорта, и лишь одной Робин Райт удалось сбежать в большое кино в «Форрест Гамп». Название сериала стало нарицательным. 

«Санта-Барбара». Как много в этом звуке...

Помню, как мы смеялись над нашим товарищем. Мы сидели шумной ватагой во дворе, когда он задумчиво произнёс:

— Сиси…

— Где? — всполошились все. 

— Сиси Кэпфелл в прошлой серии...

Если я правильно помню, с ним не разговаривали три дня. Товарища спасло только то, что в тот день с нами не было нашего местечкового главаря по кличке Бакляк. В свои девятнадцать он считался по нашим меркам пожилым. Взглядом Бакляк умел останавливать трамваи. 

Популярность «Санта-Барбары» в те годы была бешеной. Любой из актеров легко мог бы стать президентом страны. Даже исполнитель, сыгравший главного героя с неприличным именем. 

В один из летних вечеров наша банда во главе с Бакляком как всегда торчала во дворе. Из распахнутых окон заиграла знакомая до оскомины мелодия. Из всех окон, даже из чердачного. 

— Смотрите-смотрите, — шепнул кто-то, — сейчас начнётся. 

И, действительно, началось. Бодрой рысью двор пересекла девяностолетняя старушка Михайловна. Алкоголик Малышкин отказался от рюмки и скрылся в подъезде. Молодая мамочка энергично толкала перед собой коляску. Причём в нескольких метрах вперед нее на кривеньких ножках бежал грудничок. Из опорного пункта вышел участковый. Деловито запер дверь, оглянулся и вприпрыжку поскакал прочь. 

— А этот-то чего? 

— У них там в опорном пункте телевизор сломался. 

Кот стремительно заскочил на подоконник первого этажа. На крышу спланировала стая голубей — туда, к открытому чердачному окну. 

— Ты куда? — вдруг в каком-то отчаянии возопил маленький Толик. 

Мы все обернулись. Бакляк успел отойти от нас на приличное расстоянии. Толик окликнул его уже у качелей. 

  — Ты куда? — синхронно пропищали мы все. 

— Я… это… там… у меня... Мы первый раз видели, чтобы Бакляк заикался. — Мне там, пацаны, это... мотоцикл надо чинить! 

Он неловко попрощался, кажется, сделав нам пионерское приветствие, и быстро пошёл, едва не сбиваясь на бег. 

Мы переглянулись. Все знали, что Бакляк продал мотоцикл неделю назад.