24 августа 2021

Про материнство

Мои родители в подростковом возрасте ничего не знали...
Про материнство
5543
Психотерапевт и мама Адриана Лито — о материнстве, о доверии и о том, почему бывает так, что родители ничего не знают.

 
 
Л. считает, что главный признак того, что мы неплохо справляемся — это то, что ребенок хочет с нами общаться и готов идти к нам с трудностями (чаще всего).
Мы с ним оба - дети, которые обращались к родителям, как анекдотичный русский из анекдота, инструкция для которого начиналась словами "Ну что, сломал?" — и то не факт.
 
Это частая тема преломления копий в интернете: неужели родители не знали?
 
Мои родители в подростковом возрасте ничего не знали: с кем я общаюсь, в кого я влюблена, какие у меня есть проблемы с телом/в школе/в музыкалке.
С 12 до 15 лет я практически не разговаривала с отцом (у нас был сильный конфликт, хотя до этого мы были очень близки), а с мамой я начала нормально общаться после прохождения терапии и рождения дочери.
 
Недавно у нас с дочерью была ситуация: она порезала палец о металлическую дверь, не очень удачно: одновременно ушиб, порез и инфекция.
Ситуация развивалась так: она пришла и сказала, что порезала палец, когда входила в подъезд (неудачно дернула - мы сейчас в путешествии, дверь была незнакомая). Я спросила, сильно ли, она сказала — сильно. Мы промыли, обработали, остановили кровь, перевязали.
 
На следующий день ко мне пришел тревожный ребенок: очень болит. На пальце был обнаружен синяк и небольшой нарыв, но вроде ничего серьезного. Я сказала наблюдать, если что — пойдем в больницу. Ребенок ещё больше затревожился и сказал, что очень боится, и мы тут же зашли в первую на пути аптеку, где призвали в эксперты фармацевта, которая сказала, что да, похоже что-то попало, дала какую-то обеззараживающую мазь, мы обработали ещё раз, перевязали, и дальше мне демонстрировали палец ещё несколько раз, потому что он начал улучшаться на глазах.
 
Я в детстве в такой ситуации для начала не сказала бы, что я порезала палец. Мне было бы невозможно сказать маме, что я такая тупая, что в тринадцать лет не справилась с дверью.
 
Далее мне были бы продемонстрированы классические способы помощи "ну что же ты?", "ты ж моё наказание..." и "надо же было так умудриться".
При этом надо сказать, что моя мама очень любила меня и очень за меня тревожилась.
 
Но у нее было три варианта решения проблем: обвинить во всем меня, проигнорировать, устроить из этого катастрофу (причем обычно катастрофами считали вещи вроде "разбилась солонка", а вещи "ты чуть не умерла" проходили по категории "ну не умерла же, что теперь об этом говорить").
 
Потому я на месте дочери сама останавливала кровь, обрабатывала рану и перевязывала, затем придумывала способы это замаскировать, чтобы родители не увидели.
 
Поэтому сильно позже в терапии я училась просить помощи и не скрывать, что у меня есть проблемы, а также разрешать сложности не только самостоятельно.