18 июня 2021

Помощница главного прыгуна

Сколько нужно женщине, чтобы влюбиться?
Помощница главного прыгуна
1113
текст


Вчера ехала в такси и впервые в жизни услышала, как таксист-мужчина, увидев, что перед ним пытается втиснуться машина, за рулем которой – женщина, не выругался про купленные права и «курица за рулем!», а остановил машину и вообще без раздражения в голосе прокомментировал себе под нос: «Не волнуйся, увереннее, у тебя получится!».

Сколько нужно женщине, чтобы влюбиться?

Оказывается, совсем мало.

Достаточно, чтобы мужчина, наплевав на стереотипы, сказал тебе одобряющее: «У тебя получится!». Сначала мне в голову пришла эта мысль, а уже потом вспомнилось, что я много лет счастлива замужем и не планирую менять мужа.

В пробках водитель, развлекая и себя, и меня, включал погромче радио: то одну волну, то другую. Словно по волшебству на меня сыпались новости, от которых я впервые не уменьшалась от бессилия, а расправляла уверенно плечи.

«Француженка Стеффани Фраппар станет первой женщиной-арбитром на Евро-2021», — сообщили по радио и я, конечно, обрадовалась уже самому факту, простив дополнение к нему: пока что Стеффани не будет на поле основной судьей, а станет помогать главному рефери… Согласитесь, это огромный прорыв, и вообще не про футбол. Я так и вижу всех этих жен болельщиков, выходящих из кухни с транспарантом с фотографией Стеффани. Больше никаких «Дорогая, принесешь мне еще пива, а то я боюсь пропустить гол!» и «Можешь занять ребенка, чтобы не мешал смотреть мне важный матч?!». Подвинься, муж. Я тоже хочу смотреть футбол. Спасибо, дорогая Стеффани, ты меняешь не только мир, но и патриархальные привычки в среднестатистических семьях.

— Ай, молодца! — довольно сказал таксист, услышав новость про женщину-арбитра, и добавил. — Футболу давно не хватает женской мудрости…

«Ты замужем! Ты замужем!» — тревожный сигнал в голове напоминал мне, чтобы я прекратила таять.

Таксист снова переключил радиостанцию.

«Японские власти внесли изменения в закон, чтобы мужчины не стеснялись уходить в декретный отпуск вместо жен».

Я вспомнила, что мой декретный отпуск, обещавший длиться всего три месяца, продолжается до сих пор; скоро буду справлять второй год сидения дома. Но таксист прервал мои грустные мысли:

— А чего стесняться-то? — прокомментировал он. — Я со своими всегда сижу, кода надо и сколько надо. И сидел бы с радостью! Дети такие интересные. И с ними ты сам, что ли, растешь… И видеть, что благодаря тебе, они улыбаются, чего-то добиваются, что им жить интересно, это же ни с чем не сравнимо.

С заднего сидения я пожирала полными восхищения глазами едва видневшуюся макушку водителя, а мои губы бесшумно выводили за маской: «Ура! Вы существуете! Пожалуйста, продолжайте!». Честно, слушала бы и слушала, если бы такси не припарковалось у « места назначения».

Я открыла дверь машины и… обнаружила, что между мной и тротуаром — огромная глубокая лужа. Посмотрела на свои новые босоножки. А потом, строго сказав себе «Постарайся, у тебя получится!», сгруппировалась для прыжка.

В прыжках я так себе.

Водителю пришлось выйти из машины, чтобы помочь мне выбраться из лужи. Он извинялся и вытер влажной салфеткой мою обувь.

«Для главного прыгуна я пока не доросла, — пронеслось в моей голове. — Но это тот особенный случай, когда мне приятно быть его помощницей».