18 ноября 2021

Похрустим

Краткое содержание человеческой жизни: сначала мы заставляем детей носить шапку, потом они нас.
Похрустим
4718

Ноябрь можно просто не любить, а можно с ним не соглашаться. Я часто замечаю несогласных. Например, пятиэтажка напротив. Там на третьем этаже живет Валина подружка, они с мамой уже шестого числа ёлку нарядили – сквозь тусклое, давно не мытое окно проглядывают огоньки.

Или люди, которые стабильно уезжают на море в ноябре. Они не то, что пережидают плохую погоду, они это время из года словно вычеркивают. Возвращаются к снегу. Где ноябрь? Нет его! Вот вам гирлянды, мандарины и квартальный отчёт.

У нас на районе живет пожилая женщина, она с ноябрем не соглашается особым способом: вплоть до сильных морозов носит летнюю шляпку из соломки. Уже и снег пошёл, и соломка белым покрылась, как крыша сельского домика, а она всё носит. В этот ноябрь женщина  долго болела, а когда вышла вчера на улицу – на ней была вязаная шапка. Молодёжная такая, с отворотом.  На днях мы стояли вместе на переходе: она ринулась переходить на красный. Мы с Валькой закричали ей: назад, мол, опасно. Она резко побежала назад, странно на нас посмотрела, а потом посеменила по другому переходу ровно в противоположном направлении. И снова на красный. Ну, то есть явно человеку всё равно куда идти – лишь бы в неположенное время.

А как ещё выразить свой протест, если дети заставили шапку носить?

Краткое содержание человеческой жизни: сначала мы заставляем детей носить шапку, потом они нас.

Ноябрь – это чувства. В ноябре хочется ругаться и плакать. Месить грязь прошлых обид и шлёпать по лужам разочарований.

Но это происходит не весь месяц. В конце концов, наступает такой момент, когда всё вдруг замирает, как в игре с морской фигурой.

Это время, когда встаёт лёд.

Он же встаёт не только на воде – прудах там и лужах. Леденеет всё, даже грязь: превращаясь из текучего непонятно чего в целую серию законченных произведений — Большая грязь номер 1, номер 2, номер 3, номер 4.

Эмоции тоже застывают. На них теперь можно смотреть со стороны. В ледяной глазури грусть становится даже красивой. Царапинки на сердце – как трещинки на заледеневших лужах. На каждой свой неповторимый узор. Если наступить, послышится приятный хруст, и рисунок станет более детальным.

Скоро лёд станет покрепче, и по нему можно будет ходить. Или даже скользить на коньках.

И день начнет увеличиваться, и появится надежда.

А пока похрустим.