29 ноября 2020

Отряд Мартышкино

Однажды я подала заявку на должность волонтера-вожатого в летнем лагере...
Отряд Мартышкино
777


Иногда, чтобы заметить, что удача следует за тобой по пятам, нужно время. Бывает, листаешь страницы прошлого и диву даешься,  вспоминая эпизоды, исполненные глубокого смысла, в которых раньше видела лишь неудачи.

Помню, как-то еще будучи студенткой, я подала заявку на должность волонтера-вожатого в летнем лагере. Очевидно тот, кто принимал решение, рассмотрел между строк моего обращения редкостное проявление слабоумия и отваги. Моя заявка человека, не ведающего, что такое «дети во множественном числе», была отклонена. Тот отказ меня обидел, я печалилась о своих, так и не раскрытых, задатках вожатого.  Фыркнула я тогда в недоумении, но быстро переключилась и больше не вспоминала об этом до нынешнего лета.

Приехала я с детьми к маме-бабушке, чтобы успеть за лето побыть вместе. Ну, там, оздоровить детей, подрасти на пирогах и много других предлогов, лишь бы на время тоже почувствовать себя ребенком в атмосфере беззаботности, которая живет только на кухне у мамы.

Так совпало, что этого захотели и все остальные мои братья. И вот в один момент к бабушке съехались все восемь внуков - сорванцов, младшему из которых было 3 года. Каждый, как прибавка к пенсии бабушки. По отдельности - золотце, вместе - находка.

Так как другие мамы быстро засобирались обратно в городской ритм, вожатым в помощь бабушке по умолчанию остался тот, чье дите самое мелкое. Так начался месяц наших совместных каникул строго режима с восемью непоседами, бабушкой-заложницей кухни и парой новоиспеченных вожатых.

Как деревням с ростом населения присваивают новый статус, так и нашему двору можно было пригвоздить на калитку вывеску "Лагерь Мартышкино".

Ароматы кулинарии от круглосуточной бабушкиной заботы наполняли всю округу. Кажется, она жила на кухне, а внуков видела только в моменты звука ложек или когда они помощниками замешивались в тесто. Родители за забором, наблюдая за шумной жизнью нашего отряда, любопытствовали о свободных местах.

Поначалу количество съехавшихся казалось ерундой. Казалось бы, что такого - пока самые малые сосредоточенно копаются в песке, рядом, поднимая тучи пыли, гоняют мяч старшие. Хоть я и не первый год мама двоих, все оказалось не так просто. Как ни крути, двое не восемь, а родитель не чета педагогу.

То, что для одного ребенка немыслимо, в коллективе чудным образом становится самоцелью. Каждый из них по отдельности - пример для подражания, но вместе - это ловкие изобретатели, сплоченные заговорщики. Классический сюжет, в котором один страхует, второй карабкается, а третий на карауле - никогда не стареет.

Обычные предметы в их руках превращаются в затею: вылить весь шампунь, обмазать дверь пастой, залить пол водой, устроить чемпионат по скольжению, оборвать цветы и яблоки, замесить бяку и скормить младшим, устроить разборки с ребятами по соседству и далее по тропе курьезов, где мелкий бежит с трусами на голове, а  старший с криком "Отдай!" догоняет, поблескивая голой попой. Что тут скажешь настоящим хозяевам своего досуга. Предвкушаю уже, как вскоре в одну из таких смен моего караула они единым строем будут убегать на танцы.

Порядок и понимание в коллективе — это только разминка. Так как дело было во дворе у самого берега моря, чувство опасности было настолько обострено, что у вожатых ответственность шла паром из ушей.

Вода вокруг детей кипит, им весело, а ты караулишь и тихо молишься морским богам. Первый, второй, третий нырнул, четвертый вынырнул, а нервишки звенят от неточного подсчета детей. От страха я потом еще во сне вела пересчет, так боялась никого не потерять среди пляжников или волн.

Вспоминая, умиляюсь, как за это короткое время мне заново открылись истины о воспитании, вспомнились забытые мотивы вечных песен о терпении, тысячу раз всплыли в памяти воспитатели и слезы навернулись на глаза.

Попасть в нерв воспитанников, при этом сохранить свои - задача для крепких в качке. Диву даюсь, как учителя эмоционально выживают, они однозначно владеют какой-то суперсилой. В нашем случае, то воспитатель, то надзиратель просыпался поочередно.  Мне кажется, что лично моя карма за это время, набирая плюсы, тут же обнулялась.

В один из моментов, нервно пересчитывая свой отряд в воде, я впервые за десять лет вспомнила то странное желание когда-то стать вожатым, да еще и волонтером, чтобы не только дети, но и взрослые гоняли. Сперва лицо мое перекосилось, а потом просияло от мысли, что удача меня все-таки любит, да что там – просто бережет. Приберегла ведь, не отбила заранее охоту для этого съезда и многих других событий впереди.

А главное, этим летом пришло осознание того, что Бог нас любит через людей - всех тех, кто тормозит наш пыл и тех, кто его подогревает.

Мы непременно повторим этот слет, взяв на борт еще парочку вожатых. И пускай отдых взрослых останется только желанием, но бронзовые отпечатки загара надолго сохранятся на довольных щечках детей.