2 ноября 2020

Оставаться живыми
За что мы благодарны осени?
Оставаться живыми

Красные жгучие перцы вздернули кверху острые, как пламя, язычки. Побеги зеленого лука широки, как банты. Облака, крылатые корабли, летят, обгоняя время, из старой вечности в новую. О некоторых предметах следует не говорить, а богословствовать. Васю спросили на уроке в школе: «За что мы благодарны осени?» Вася ответил искренно: «За грецкие орехи, фундук, фисташки и миндаль».

Хурма, по-гречески «лотос», аккуратно разложила свои обширные, прозрачно-жидкие, акварельные телеса на картонке. У Нектария в продаже первые мандарины с пометой «особенные».

– В чем же их особенность? – уточнила госпожа Арети. 

– Сам собирал. Сегодня утром!... Спешиаль!

Вася принес задачку: «У господина Ставроса 74 килограмма вина. Господин Ставрос разливает вино в бутылки. Каждая бутылка вмещает в себя девять килограммов вина. Я бы спросила, во-первых, куда подевались яблоки и конфеты, на которых взросло не одно поколение учеников начальной школы, и во-вторых, что это за бутылка, в которую помещается девять кило вина. Но нет, вопрос номер один звучал иначе: сколько бутылок понадобится господину Ставросу, чтобы разлить все вино. Вопрос номер два был такой: останется ли лишнее вино. Йоргос быстро ответил на второй вопрос: «Это зависит от того, кому господин Ставрос его отдаст». «А что касается конфет и яблок, – продолжил Йоргос, – то на вине объяснять понятнее».

Несмотря на приближающийся ноябрь, солнечные лучи все еще крепкие, жесткие, как слюда. Щеки госпожи Лукии опалил пожар веснушек. Лукия выбирает рыбу: перед ней тяжелая, как серебряный слиток дорада, изящная тонкобрюхая сфирена и простонародный, зато дешевый бубс.

– Это даже не дилемма! – шепчет Лукия в замешательстве. – Это трилемма!

Прокопий выложил рядком штук двадцать, не меньше, осьминогов. Их присоски-жемчужинки переливают перламутром. «У каждого – восемь ног», – нахваливает Прокопий товар покупателям с вакхическим энтузиазмом.

– Акакий! – проорал он продавцу чечевицы и фасоли. – Акакий, верни мой полтинник! Иначе мне не на что тебя сегодня угощать! 

Господин Афанасий покупает бананы, свёклу, огурцы, шпинат, брокколи, лук-порей, яблоки, груши, сладкие перцы, баклажаны, гранаты, миндаль.

– У тебя что, свадьба? – удивился Манолис. – Как будто на весь мир набрал продуктов.

– У меня – внуки! – отпарировал Афанасий.

К рыбному прилавку подошла дама старше возраста, который Достоевский обозначал «какая славная старуха», то есть, лет пятидесяти пяти-шестидесяти. На ней было надето соломенное канотье с широкими полями, ядовито-зеленая блуза и огненно-красный сарафан в пол, оттенка «вырви глаз». Вокруг нее вился вьюном здоровенный гладкий кобель коричневого цвета без поводка и намордника. Дама долго и энергично хохотала с Прокопием, и наконец купила килограмм веселых, но непрактичных креветок.

– Мда, вот говорят, молодость, молодость, – погрузился в размышления Прокопий. – Нет, не молодость. Главное – жизнь! Живое любит и человек, и птица. И даже, – он покосился на кобеля, – гм… неразумный зверь. - Госпожа Титика, этот лаврак вам в подарок!

Отмеренный водяными часами дождя октябрь уже истек. Впереди нас ждут ледяные костры северного ветра и разные другие сложности. Но мы же все выдержим, верно? Главное, оставаться живыми.