1 августа 2021

Остановки для размышления

Один мыслитель говорил, что для философии нужна пауза...
Остановки для размышления
288
Космос наступает на землю. Солнечная сторона улицы наиболее опасна. День наполнен напряженной церковной тишиной. Небо тускло-желтое, как сливочное масло. Жара выжгла естественные природные запахи – без воды размножаются лишь запахи человеческие. Розы все еще цветут, но без своего аромата они осиротели. Лучше всего пахнет холодная вода на горячем асфальте, – жаль, что так неустойчиво, так коротко.
 
Людям выпала возможность почувствовать себя инопланетянами. Безопасно передвигаться по земной поверхности можно только в машине с кондиционером – без нее ты беспомощен, как астронавт без ракеты.
 
Зимой наш сосед господин Ясон гуляет на балконе в халате и шляпе. Летом его наряд выглядит так: свежая белая майка, просторные синие трусы до колен и солнечные очки. Он выходит, упирается обеими руками о перила, несколько секунд сосредоточенно всматривается в горизонт и – чихает. Так громко, что испуганные птицы вспархивают в небеса, а на земле на мгновение обрывается звенящее монисто цикад.
 
Соседка госпожа Параскеви остроумно приспособилась к опасным условиям: гладильную доску вытащила на балкон и гладит только после заката солнца.
На агоре изменилась геометрия – все больше отпускников, оставшиеся торговцы растянули прилавки в длину. Увидев меня, Прокопий не пошевелился, станцевал приветствие лицом.
 
– Красота! – сказал, ткнув в мою сторону пальцем.
В этот момент я осознала, что по моему лицу градом катится пот.
– Где вы разглядели красоту, – сделала я вялую попытку поспорить, вытирая лоб платком.
– Это просто, если ты умеешь ее видеть. А я всю жизнь тренировался!
 
***
 
– Говорят, на следующей неделе будет 130 градусов, – заметил Манолис.
– Сэкономим на отоплении, – хладнокровно парировал Прокопий.
 
***
 
Апостол стоял в проходе, держа в руках половину дыни и нож: угощал всех желающих.
– Есть не хочется, – пожаловалась Апостолу госпожа Аспасия.
– Тогда тебе нужно купить мою яблочную дыню. Она особенная. Ее можно не есть, а просто нюхать. Не фрукт, а парфюмерный магазин! Погоди, – остановил он Аспасию, потянувшуюся было к дыне. – Сначала восхитись, потом бери!
– Кстати, у меня тоже аппетит пропал, – вмешался в разговор Прокопий. – Представляете, стою я сегодня у жаровни и сомневаюсь – сколько сувлаков взять – один или два?
– Не узнаю тебя, Прокопий, – усмехнулся Апостол.
– Вот именно! – горячо согласился Прокопий. – Я даже немного испугался. Поэтому взял не только два сувлака, но еще и жареной картошки в придачу. Ну, чтобы прийти в себя.
 
***
 
– Ты хочешь сфотографировать прилавок? – спросил меня Нектарий.
– Можно?
– Через минуту. Дай мне достроить пирамиду из персиков.
И добавил не зазывательным, а будничным голосом:
– Если кто-то ищет сладкий персик – он здесь.
 
***
 
– Приветствую тебя, Константине! – поздоровалась госпожа Афина с господином, у которого в одной руке была авоська с абрикосами, а в другой – палочка. – Как давно мы не виделись! Иди сюда, в тень, мама моя, поговорим.
Они сердечно пожали друг другу руки и зашли в тень.
– Завтра ты приедешь ко мне в гости, – утвердительным тоном сказала госпожа Афина.
– Почему ты в этом уверена? – от удивления Константин чуть не выронил палку.
– Потому что я купила арбузы, – пожала плечами Афина.
 
***
 
– Какие планы на выходные? – спросил Прокопия Манолис. – В такую жару…
– Хм, да, ты прав… Поскольку двигаться нельзя, я собираюсь много думать!
 
Один мыслитель говорил, что для философии нужна пауза. Греческий опыт это подтверждает. Остановки для мышления здесь устроены повсюду: балкон, рынок, таверна, кафенио. И даже жара может стать такой остановкой. Надо только научиться в ней это разглядеть.