1 июня 2021

О спичках, горящих пакетах и детской самостоятельности

Мы твёрдо знали, что спички детям не игрушка. Спички - это власть.
О спичках, горящих пакетах и детской самостоятельности
444

Детская поэтесса, автор множества книг для детей и мама, Маша Рупасова опубликовала небольшой пост о том, как изменилось отношение к безопасности со времен нашего детства. Современные дети почти не гуляют без присмотра. Не ездят самостоятельно на кружки и секции в другой конец города. Не присматривают за младшими братьями и сестрами, сами будучи детьми. Кто-то считает, что это плохо и вспоминает свое детство с ностальгией - свобода, ранняя самостоятельность. Кто-то замечает, что такая свобода часто была вынужденной и порой заканчивалась трагедиями. Как бы то ни было, времена изменились. Предлагаем вам прочитать заметку Маши и вместе порассуждать о детской самостоятельности и безопасности.


"У костра я, не удержавшись, начала вспоминать детство, с нажимом. Мол, утром каши пшенной поешь и - мам, можно погулять? Мама: да, только чтоб к обеду были дома. И со двора не уходить! 

Никакие навороченные приложения наших перемещений, естественно, не отслеживали, но мы сильно далеко и не уходили, потому что рядом была помойка, удовлетворявшая большинство наших психологических и интеллектуальных запросов. Придёшь - а там уже что-нибудь горит. Например, старая детская коляска. Или ковёр. Дым столбом, пламя. Хорошо! Значит, кто-то умудрился спереть у родителей спички. 

Мы твёрдо знали, что спички детям — не игрушка. Спички — это власть. Даже одна спичка добавляла тебе веса. Не говоря уже о коробке. Ищешь палку покрепче и начинаешь ее жечь. Это адски весело, до сих пор люблю. Если постараться, то за помойными баками можно найти обрывок целлофана, подцепить его палкой и сунуть в костёр. Целлофан загорится, начнёт плавиться и капать на асфальт черно-бурыми каплями. Палкой размахиваешь, все визжат, капли разлетаются, целлофан пылает, как факел. 

Бабка какая-нибудь увидит и заругается, что мы вот так надышимся и помрем, или, что хуже, прожжём каплями одежду. Болоньевая ткань прожигалась в момент, это правда. Иногда на куртку ничего и не попало вроде, но на груди или на рукавах все равно появлялись крохотные запекшиеся дырочки, за которые нас ругали, а мы честно говорили, что история происхождения этих дыр нам не ведома.

У нас во дворе ходили слухи про девочку, которая вот так баловалась на помойке с пакетом и вся загорелась, и сгорела. Насмерть. Вместе с курткой прям. С новой. Только молния от курточки осталась, говорил кто-нибудь скорбно. Вся чёрная. 

У большинства из нас были пуговицы. А тут - молния. Но как не плавить пылающих пакетов, замирая от ужаса и счастья. Я до сих пор не знаю, возможно ли удержаться от такого соблазна...

...Дети меня, вроде бы, не слушали, но подобрали-таки палочки и стали их аккуратно (safety first!) поджигать, а потом я научила их рисовать огнём по сумеркам, и они, кажется, получали море удовольствия (а потом мы их прогнали спать, но они в итоге куролесили дольше всех)."