О чем молчит мама...
У нас есть безбрежный океан информации о том, как максимально бережно воспитывать детей...
текст

Мама Алинки и Ульянки, педагог и руководитель фольклорного ансамбля АТИМР «На огородной слободе"

фото
Наталья Чингина


В наше время есть безбрежный океан информации о том, как правильно максимально бережно воспитывать детей. О том, как их вырастить счастливыми или успешными, как их развивать, воспитывать, учить. Миллион советов, руководств, учебников. Триллион статей, сотни подкастов.

Как правильно говорить с ребёнком, как не нанести ему травму детства, как не кричать на ребёнка.
О том, чтобы шлепнуть дитя, лучше вообще не заикаться.
Как правильно наказывать...
Как справляться с истериками...
Бесконечное множество всяких «как».

И мне кажется, что никогда на мам не сваливалось столько противоречивой информации как сейчас.

Чему-то мы следуем, чему-то нет, что-то забываем, что-то остаётся. Ведь наверное для этого и нужен этот объём информации - чтобы остались в применении нужные 10%. И мы корректируем своё поведение, работаем над собой, стараясь избежать ошибок. Мы хотим стать лучше, мы хотим сделать все правильно. Ну не все, а хотя бы что-то. И это действительно работа!

Я вот, например, не хочу навешивать ярлыки на свою дочь. И избегаю всяческих оценочных высказываний.

Всеми силами избегаю.

Даже когда последние в холодильнике яйца для пирога летят на пол.
Даже когда в сотый раз нитка выпадает из иголки.
Даже когда любимая тарелка оказывается с отбитым краем.
И когда стол весь перемазан клеем, тоже.
И когда открываю дочкин шкаф, который мы разбирали два дня назад. Даже тогда я молчу (ну почти всегда).
Сжав зубы.

Потому что в моем детстве - не молчали. Потому что эти слова про кривые руки, неряху, чучело огородное и остальное подобное записаны в мою программу.
Программу воспитания. И эту программу писали не только мои родители. Но и школа, кружки, друзья, разные взрослые.

И я хочу ее изменить. И это и правда, война. С самой собой и своим детством. И не всегда я ее выигрываю.

И конечно, хорошо бы, вместо молчания добавить подбадривание, поддержку, шутку, но часто меня хватает лишь на то, чтобы промолчать. И со стороны, наверное, это кажется странным, но ведь никто не знает, что у меня внутри творится и сколько сил уходит на это «простое молчание». И дочка тоже не знает. Хотя я теперь иногда стала ей рассказывать, как сержусь, раздражаюсь, злюсь на какие-то поступки ее или просто кого-то.

Но все равно вырастет моя дочка и будет вспоминать, что вместо поддержки, когда у неё ничего не получалось, я молчала. И захочет это изменить для своих детей. И у неё получится. Два поколения, чтобы сменить программу воспитания заложенную с детства обществом. Всего-то. А ведь для того, чтобы такая реакция (про кривые руки и прочие оценочные суждения) всплывала в голове, иногда требовалось лишь один раз это сказать кому-то важному для тебя, и все, программа записана.
Это пугает.

Иногда, когда я слишком много об этом всем думаю, я вспоминаю чьё-то высказывание: «Как бы вы ни старались,  дети все равно найдут, что рассказать своему психотерапевту. Поэтому займитесь собой». Собственно этим и занимаюсь. По мере возможности. В свободное от дел время. Ха-ха.