7 августа 2020

Намасте, или Мама, налей молоко прямо сейчас

Не кричи на детей. Да, это мое классное правило. Я знаю больше пятидесяти способов этому правилу следовать.
Намасте, или Мама, налей молоко прямо сейчас
5970
текст

Алла Белова

Не кричи на детей. Да, это мое классное правило. Я знаю больше 50-ти способов, как этому правилу следовать. Но я все равно кричу и тут же проклинаю себя. Теория и практика - это Отцы и Дети.

- Мама, смотри, что у меня есть! Налей, пожалуйста, молоко! – звон детского восторга вытягивает меня из дзен-измерения, где мое тело, разум и душа должны были слиться в едином экстазе, перетекая из чатаранги в дандасану. Звук восторга сменяется шуршанием трубочки с шоколадной смесью. Я, продолжая балансировать телом и разумом, в нечеловечески изогнутом состоянии и с закрытыми глазами, произношу:

- Майя, я просила дать мне сделать йогу. Дай мне 10 минут, пожалуйста, и я налью тебе молока.

- Мам, это Мире подарили, она дала мне одну штучку. Мамочка, ну пожалуйста, это быстро, – восторг перетекает в мольбу или требование. Пока не могу разобраться.

Раскручивая свое тело в собаку и отчаянно цепляясь за свое измерение, я шепчу: «10 минут. Я понимаю, что ты хочешь сейчас, но ты можешь подождать 10 минут, я сейчас занята.

- Ну мама, это же только налить в стакан. Прямо сейчас! – этот тон мне знаком. Это явно не мольба, это уже тучи перед грозой. И этот тон начинает рассекать мое измерение, как мачете рассекает густые зеленые заросли джунглей. У меня перед глазами сцена из клипа Earth song Майкла Джексона с падающими деревьями и вырубленным лесом в пепле и гари.  Дзен нервно курит в стороне.

И вдруг тишина. Неужели мачете сдалась? Джунгли начинают расцветать, я обратно заворачиваюсь в боль, дышу, на выдохе...

- Мам, вот. Открой! Это быстро. Ну, ты что ли не понимаешь, мне прямо сейчас надо!

Молоко, стакан и шоколадный пакетик в полной готовности, как солдаты перед моим загнутым телом.

Вдох, выдох, дыши, закрой глаза. Игнорируй, продолжай...

- Мама, ну вот же, я все принесла. Хватит уже делать йогу, - не сдается мачете.

Ну все! Джунгли, измерения, тело, душа и разум - все разнеслось на мелкие частички, извергая потоки огня и лавы.

- Майя, - вырываются потоки звукового огня из меня, - во-первых, я попросила полчаса назад не беспокоить меня всего лишь 30 минут и дать мне сделать йогу...»

В моей голове промелькнула мысль, что «30 минут» для моего 4х-летнего ребенка – это полная теория относительности, и продолжительность этого отрезка времени полностью зависит от обстоятельств. Но я игнорирую этот факт, ведь вполне ясно, что я еще в процессе, а мы учимся не потакать (мама) и ждать (ребенок).

- Во-вторых, - продолжаю я, переходя на ультразвук, - я тебя спокойно попросила подождать 10 минут.

Ребенок сидит на полу, вжавшись спиной в диван, видны только огромные глаза, полные вселенской обиды.

Но я извергаю огонь с той же силой. Я увеличиваюсь в размерах, как Джин из мультика про Алладина, ужасая маленькое беззащитное создание. Вспоминая, что этот маленький тиран только что уничтожил мои волшебные джунгли, я продолжаю метать огненные шары.

- В-третих, - что там в-третьих? Вроде больше ничего. Но в этот момент мне кажется, так коротко нельзя, - в-третьих, почему ты считаешь, что твой напиток настолько важнее моей йоги?

Ох, какая глупость. Конечно же, напиток важнее. Но ребенок молчит. Эти огромные коричневые глаза, не моргая, впиваются в меня всей своей беззащитной тревогой, детской несправедливостью, разочарованием в родителе. Крошечные ноздри надуваются словно парашютики. Ну, вот и губы поползли вниз. И, боже, только не это! Наводнение в глазах. Даже не слезы. Лучше уж слезы. А тут это лицо и тишина. «Ведь молоко! Всего один стакан. Как ты можешь на меня кричать из-за такой мелочи?» - читаю я немое в увеличивающихся мокрых глазах моего крохотного создания.

Наступает стадия когнитивного диссонанса, когда я уже хочу броситься и обнять моего маленького тирана, но понимаю, что нельзя. Во-первых, дети – это манипуляторы, во-вторых...

Так, остановись и вспомни, что там пишут умные люди? Ах, да...все не так. Я мысленно перематываю сцену назад...

- Майя, - Джин во мне уменьшается в размерах, я сажусь на колени перед белым и пушистым кроликом, который, между прочим, только что был диким зверем. - Я понимаю, что ты хочешь свой напиток прямо сейчас. Я понимаю, что ты злишься, потому что я занята, а ты не можешь получить свой напиток. Но ведь мама тоже хочет закончить йогу. Мама заранее просила не беспокоить. Помнишь, мы говорили, что иногда надо немного подождать. Теперь давай немного подождем.

Ох, что там надо делать, мой мозг перебирает файлы по воспитанию детей: дать принять решение (не факт, что поможет), рассказать историю про мишку, который не мог ждать (можно забыть о йоге – это мин 5-6 мин, а потом еще обсуждения), отвлечь мультиком (самый надежный вариант, но вообще не по правилам хорошей мамы). Так, ну что же там еще, где этот заветный файл?

- Майя, смотри, что я нашел! – о, мое спасение. Старший брат пушистого кролика-тирана, как спасительный ветер перемен прилетает в комнату и уносит кролика на крыльях любопытства.

В полной тишине, как полагается после бури, я перевожу взгляд на молоко, стакан и шоколадный пакетик. Эх вы, разрушители Дзена. Забыты.

А я еще буду до ночи переваривать стихийное бедствие и винить себя в том, что кричала на ребенка из-за йоги и молока. И это после кипы прочитанных книг, статей, курсов, семинаров и марафонов, прилежно уложенных в файлы моего мозга. Но, где же этот файл в критический момент?

Вдох, выдох, намасте!