3 декабря 2020

"Мы с мамой больше не общаемся, наверное, это к лучшему": личная история и советы психолога

На любое упоминание о матери я остро и агрессивно реагировала, в историях подруг постоянно искала параллели со своей ситуацией...
19115

Некоторое время назад мы опубликовали текст Насти Скворцовой о ее непростых взаимоотношениях с мамой после рождения ребенка. Добрые и теплые отношения мамы и дочки не выдержали напряжения и дали трещину. Общение прекратилось. Нужно срочно что-то делать! Или, возможно, это к лучшему? Настя обратилась за помощью к психологу. Сегодня мы публикуем продолжение истории и советы психолога.


"Мы с мамой больше не общаемся, возможно, это к лучшему" Часть 2 (начало истории можно прочитать здесь)

...Спустя 8 месяцев мама попыталась восстановить отношения. Ей было комфортно просто "проехать", будто ничего не было. А мне было важно проговорить все переживания и добиться понимания.

Я накатала целую поэму о своих чувствах и ощущениях. Тщательно подбирала слова, чтобы избежать обвинений, описывала только собственные реакции и впечатления. И ожидала получить в ответ если не раскаяние и сопереживание, то хотя бы "Прости".  Но ответом стала поэма еще объемнее. Полная критики, сарказма и претензий в том, что я заставила мать страдать.

Спустя столько месяцев ничего не изменилось. Мы так и не смогли наладить контакт, и с тех пор не разговаривали.  Я укрепилась в мысли, что не общаться будет безопаснее. Казалось, я закрыла для себя эту тему и дальше смогу жить спокойно.

Но не получилось. Периодически меня преследовали флэшбэки той истории, хотя прошло уже больше года. На любое упоминание о матери я остро и агрессивно реагировала, в историях подруг постоянно искала параллели со своей ситуацией – и всегда находила.

Обида засела глубоко внутри и рассасываться сама по себе не собиралась. Отследить это мне помогла работа с психологом, которую я недавно начала. И на последней сессии я сказала, что хочу избавиться от обиды на мать, смешанной со злостью.

Мой психолог (его зовут Алексей) предложил что-то вроде сценки по ролям, где я буду играть за мать и за себя. В зависимости от текущей роли я держала в руке определённый предмет и сидела справа или слева от камеры – мы занимаемся по видеосвязи.

Алексей руководил диалогом: просил меня сказать матери, будто она сидит напротив, что я чувствую, чего жду от нее, в чем нуждаюсь. Потом я пересаживалась и отвечала за маму. В ее роли я представляла, как бы она себя повела, и старалась говорить соответственно. Удивительно, но мне удалось поверить в представление.

В процессе родилась гипотеза, объясняющая, почему мама не может признать свою вину. С грустью я поняла, что несмотря на близость к тридцатнику, всё ещё нуждаюсь в безусловном мамином принятии. И начала поплакивать.

Психолог спросил, что могло бы стать для меня разрешением конфликта. Я ответила, и мы это разрешение проиграли.

В конце Алексей взял мамину роль на себя, озвучил нужные мне слова – а потом сказал: "Иди ко мне" и внезапно обнял подушку. Крепко-крепко.

В этот момент меня прорвало. Я разрыдалась. Слезы лились рекой, освобождая чувства, что мучили меня все это время. Насколько глупо выглядела эта картина – чужой мужик в телефоне обнимает подушку, – настолько же настоящими были мои ощущения. Я будто почувствовала мамины объятия.

После этого стало легче. Разговоры о маме больше не вызывают резкой реакции, я даже сама как будто немножко ее приняла. Но остался вопрос, смогу ли я дальше с ней общаться? С учётом того, что она вряд ли изменится. Не хочется снова терпеть давление и защищаться.

Зная, что в этой яме я не одна – похожие конфликты встречаются на каждом шагу, но возможность проработать их с психологом есть не у всех, – я попросила своего специалиста поделиться советами, как можно справиться самостоятельно.


Комментирует психолог Алексей Санников:


"Я уверен, что почти во всех семейных историях, пока живы все участники – есть возможность разрешения. Не говоря, естественно, о насилии, психиатрии и иных подобных сложных ситуациях. Перед тем, как переходить к решительным действиям, нам потребуется немного самоанализа и простой теории. Для начала можно задать себе эти вопросы – и для наглядности записать ответы на бумаге:

1. Сепарация – разделение с родителями.

Насколько она прошла?

Что происходило в процессе?

Насколько все участники это осознали?

Своя семья, и тем более рождение в ней ребёнка, – очередной мощный этап сепарации вашей микросемьи от родительской.

2. Ваши права и границы.

Границы прописаны?

Мне они понятны? Что можно/нельзя/можно, если?

На что я имею право?

Чего я хочу?


3. Следующий этап после осознания – трансляция. 

Есть ли договоренности, подписанные акты о ненападении, санкции в случае нарушения границ?

Как именно я их транслирую и договариваюсь?

Вижу ли я при этом другого человека или его образ?

Видят ли при этом меня или только мой образ?

Есть ли опыт отстаивания границ?

Важно, чтобы все эти моменты были проговорены. В том числе банально: я уже взрослый(ая). У меня своя семья. Своя жизнь. И в ней уже мои правила, права и обязанности.

И да, это нормально, что они не такие, как в родительской семье.


4. Вторичные выгоды. 

Что я получаю/хочу получать за то, что не буду устанавливать границы?

Или за то, что "недовыйду" из семьи?

И наоборот: что я готов(а) отпустить, чего лишиться при выходе?

С каким сопротивлением столкнуться?


5. Иерархия. 

Кто для меня на первом месте? Я? Ребёнок? Или муж/жена? Или мама/папа?

Стандартная иерархия следующая:

я,

муж/жена,

ребёнок/дети,

родители/родственники,

внешний социум.

Если эта иерархия нарушается, по моему опыту, могут возникать дефицит ресурсов на себя и конфликты из-за недостатка внимания значимым людям.

Чтобы выстроить отношения с родительской семьей, нужно учесть такие факторы:

- У каждого из нас есть свой опыт. Он для нас ценен и важен.

- Семейная иерархия. В системных семейных расстановках есть такая концепция: кто старше в роду, тот и принимает решения. Это остается на подкорке, даже если семьи уже разделились и живут порознь.

- При любом действии и у родителей, и у детей есть свои потребности.

Возвращаясь к главному вопросу: "Что делать?", выделим шаги решения проблемы.

1. Осознать свои желания, права и границы.

2. Понять мотивацию родителя.

Для этого спросите себя: он сейчас говорит/делает это, чтобы что? Чего он хочет? Чего боится?

Из этого мы получаем гипотезу потребности другого человека.

3. Исходя из потребности, транслировать правила. Не из нападения, а из понимания происходящего с родителем – так он лучше услышит.

Например:

"Мама, я понимаю, что ты хочешь обезопасить ребёнка, укутывая его, – так как ты хорошая бабушка."

Затем включаем трансляцию при помощи я-высказывания:

"При этом в моём доме другие правила, и я чувствую сильную злость, когда ты делаешь это у меня за спиной".

4. Пригласить родителя к решению этой общей проблемы.

Например:

"Какие есть варианты, чтобы этого не происходило? Давай вместе подумаем, что можно сделать и договоримся об этом.

Что будет, если правила будут нарушаться?"

Важно: если мы просто поставим границы, то другой человек может их игнорировать. Договорённость должна быть достигнута обоюдно – как решение совместно определенной задачи.

5. Проговорить пункт про последствия и быть готовым его реализовать.

Например:

"В случае нарушения – сводим общение к визитам только по праздникам".

Даже после разворачивания границ, их могут нарушать. Это может вызвать обиды и раздражение – ведь до этого никто никого не ограничивал. И это нормально.

Естественно, всё это очень сложно проговорить без навыков стабилизировать свои эмоции. В процессе могут появиться возмущение, обида, злость, раздражение и т.д.

В этом случае дождитесь возвращения к эмоциональному равновесию и после этого продолжайте диалог.

Если своими силами прийти к общему знаменателю не удается, можно обратиться к психологической консультации и справиться с помощью профессионала."

Надеюсь, эта информация была вам полезна и поможет наладить комфортные отношения с родителями, приносящие удовлетворение и радость.

И мне тоже.