19 октября 2021

Мой ребенок меня забанил!

Зафренды с детьми, фейковые страницы, блокировки: подростки в интернете и как это пережить...
Мой ребенок меня забанил!
1550

“Синие киты”, педофилы, нелегальный заработок (уверены, вы понимаете, о чем мы), вебкам… Интернет может быть опасным, если не уметь им пользоваться. И желание родителей обезопасить детей вполне объяснимо. Но контролировать интернет и подростков в нем не так просто. Ребенок может создать фейковую страницу или просто забанить всех родственников. Но жить с этим можно.


Наталья Калашникова, журналистка и мама, поговорила об особенностях отношений подросших детей и родителей в сети с экспертками и своими подписчицами, среди которых есть и девушки-подростки. К сожалению, к дискуссии в фейсбуке не присоединился ни один отец.

Осторожно, вход воспрещен 

Подростковый возраст – период, когда тебе могут закрыть доступ чуть ли не в любую часть жизни. Например, к личным страницам в сети. И это нормально. Блог – это личная территория подростка. Дети хотят чувствовать себя там свободно и обсуждать со своими друзьями интересное им на своем языке. Сложно их за это винить, ведь мы ждем того же самого.

Светлана, 32 года:

— Не надо дружить с детьми в соцсетях. Это другой социальный уровень + должно быть у родителя и ребенка что-то своё, личное. Это как подслушивать, о чем дети/родители шушукаются со своими компаниями. 

Елена, 37 лет, мама двоих детей:

— Это дурной тон. Подписываешься на блог, читаешь, комментируешь, а тут вдруг вылазит мама. Такое чувство, что смотрины устраивают. Неприятно. 

И все равно хочу все знать!

Но родители все равно хотят читать своих детей, и это тоже нормально. Мы, взрослые, привыкли считать себя мудрее и верим, что можем уберечь ребенка от “опасностей” и предотвратить их ошибки. Ведь все мы были подростками… И уже знаем подводные камни.

Оксана Туркина, консультант по вопросам развития и альтернативного образования детей, мама троих детей:

— Я физически не всегда рядом с детьми. Сеть — один из способов оставаться рядом. Но френд в соцсети — это недостаточно для родителя. Я скорее как старший товарищ в лесу: эти грибы ядовитые, эти ягоды волчьи, там овраг, туда не ходи, сюда ходи, снег на башка упадет, а вот хорошее годное место, листочки красивые, шишки-веточки, всякое съедобное. Понимаете?

Яна, мама 17-летнего сына:

— Мой сын в соцсетях с моей помощью осваивал понятие репутации, то есть чьему слову стоит верить, а чьему нет. Они с друзьями давали друг другу игровые пароли, играли друг за друга, советовали магазины. Пару раз он попал на мошенников, потерял деньги, спрашивал меня, как отличить честных от воров, по каким признакам.

Алла, мама двухлетних двойняшек:

— Когда в соцсети пришел мой младший брат (у нас разница 15 лет), у меня началась внутренняя борьба: с одной стороны, я старший близкий родственник, и вроде как имею право контролировать его, с другой, я сама не так давно была подростком, которому это всё было неприятно, и значит, я не должна вмешиваться. В итоге, было два случая, о которых я сказала родителям, там к брату в друзья начали добавляться взрослые мужики непонятной наружности и деятельности. А в остальное я не лезу. Сейчас у меня двухлетние дети, и я планирую контролировать их соцсети до определённого момента.

Простые истины: говорят подростки

Если уж взрослый общается с подростком в соцсетях, то пусть делает это незаметно и невидимо. И речь не только о понятном и естественном стеснении, но и о соблюдении границ. Личные блоги – это прямой аналог личной комнаты (а если ее нет, то частное пространство в интернете становится еще более важным): вход только с разрешения, ничего не трогать, и если кто-то в гостях, то вмешиваться только в случае опасности.

Злата, 18 лет, дочь известной блогерки:

— На мой взгляд, в теме три важных момента:

1. Общение со сверстниками и отношения с ними. Мне было бы неприятно, если бы мама писала обо мне на моей странице что-то личное, потому что это могут прочитать мои знакомые, с которыми я не хочу делиться некоторого рода подробностями своей жизни, вроде "той самой смешной истории про меня-дошкольницу". А значит, я предпочла бы вообще закрыть от матери страницу. Но у меня есть уверенность, что такого не будет, потому что мое мнение уважают.

2. Уровень доверия с родителями. Т.е. насколько нереальна или реальна угроза быть осмеянной родителями за мои интересы. Я спокойно репостила на свою страничку контент по своим интересам в 14 лет, чтобы поделиться им с друзьями-сверстниками, и не беспокоилась, что мама как-то это раскритикует. Но если бы мою страницу читал мой отец, которому не нравятся мои интересы, я бы постаралась ограничить от него информацию, чтобы не выслушивать упреки, что я люблю что-то не то.

3. Общая адекватность родителя. Его умение видеть и уважать границы, позволяющее не заваливать прилюдно сентиментальными чувствами чадо там, где другие подростки в силу своей культуры посмеются.

Отдельно стоит добавить, что некоторые вещи, несмотря на высокий уровень доверия, все равно будут закрыты. Я блокирую фотоальбомы с красивыми или полезными картинками ото всех, потому что это очень личное. Эдакий ящичек стола, где лежат зацепившие меня вещи. Также и с моим собственным творчеством — я не всегда готова делиться им с кем-то.

Fake it: работающая стратегия 

Очень многие подростки имеют фейковые страницы: с ненастоящими именами и абстрактными аватарками. Иногда у ребенка может быть и "парадная страничка", где мама-папа-тетя-дядя могут видеть, что ты прилежное дитя, интересуешься только математикой и фотографиями собачек. Но весь движ от переписок до обсуждения сериала происходит в другом, безопасном для подростка месте, где никто не выскажется в духе "не смотри эту художницу", "не читай этот паблик, там матерятся".

Сеть дает широкие возможности для анонимности. Если тебе “прилетает” за собственные интересы и мысли, почему бы не пользоваться этими возможностями? Нормальная стратегия. 

Ирина, педагог:

— Часть моих бывших студенток, мусульманки, вели только фейковые страницы, потому что для них сам факт наличия аккаунтов мог быть большой, просто огромной проблемой.

Люба, 30 лет:

— Родственники в списках друзей меня и сейчас раздражают, начинаешь постоянно «оглядываться» и думать — а стоит ли репостить глупую шутку, которая тебя насмешила, или потом за спиной пойдут пересуды?

Что делать?

Вас забанили или вы подозреваете о скрытой от вас странице?

Спокойно!

Во-первых, не устраивайте скандалов. Во-вторых, поймите, что это естественная сепарация. А сепарация — это двухсторонний процесс: как ребенок от вас уходит, так и вы его отпускаете. Да и вообще, ваш ребенок уже не ребенок. И в-третьих, скажите ему, что если он попадет в сложную ситуацию, он может к вам прийти, и вы не будете падать в обморок, а первым делом ему поможете.

Ольга Морозова, 43 года, учитель, основатель детского центра и частного детского сада, мама взрослой дочери: 

— Важно понимать, зачем подросток ведет свою страничку в соцсетях, что он хочет? Одобрения, восхищения! А, вы, скорее всего, на творчество на его страничке говорили "фи" или “делом займись”, или задели его чувства по отношению к тому, чем он делится в сети, или начинаете им манипулировать, зная все, чем он живет... Вот он и перестал пускать вас в свое интернет-пространство.

Я бы в таком случае попросила прощения и попросила разбанить, пообещала не критиковать.

Просто будь готова: взгляд мамы и блогерки

Просто прочтите это. И задумайтесь.

Лилит Мазикина, блогерка, мать 18-летней дочери:

К этому надо просто морально подготовиться. Подростку хочется тайны, чуть большего личного пространства. Вчера это был ребёнок, о котором ты знаешь всё, – а сегодня это отдельный и не так уж хорошо знакомый человек. Вообще личные границы стоит и раньше соблюдать, – чтобы позже ребенок мог их чувствовать и оборонять от чужих людей.

Я в целом отношусь спокойно к таким поворотам. Бессмысленно волноваться, не свяжется ли подросток в интернете с дурной компанией (например, подписавшись на паблик с матерными шутками – многие родители считают, что вот оно, начало падения). Всё, что надо было узнать о безопасном поведении, когда рядом нет родительской подстраховки, подросток должен был узнать до вступления в «опасный возраст». А по вступлении уже идёт проверка боем.

И да, даже самый подготовленный подросток по разным причинам может между безопасностью и чувством крутизны выбрать чувство крутизны, как он его видит. Если он верит, что дома его не добьют раненым, что туда можно приползти с хрипом «помоги», практически всегда есть шанс “развернуть” ситуацию.

Стиль комментариев сохранен, только исправлены явные грамматические и пунктуационные ошибки.