7 марта 2021

Мое тело - мое дело?
Женское освобождение от зависимости постоянно ведётся не только на внешнем поле, но и на фронте ее собственного тела...
Мое тело - мое дело?

Мы много говорим о положении женщины в обществе, об изменениях, которые происходят в последние годы. Эти изменения касаются роли женщины и мужчины в семье, подхода к воспитанию детей и родительству. Уходят в прошлое разделение цветов и игрушек по гендерному признаку, меняются роли девочек в классических сказках, все реже речь идет о мужских и женских профессиях. С каждым годом мир вокруг нас меняется, и процесс этот не прекращается. Накануне 8 марта мы публикуем размышления психотерапевта Анны Скавитиной об использовании женского тела как инструмента протеста. Не брить волосы, не закрашивать седину - это личное право на комфорт или декларация? 


Вокруг дамы активно обсуждают: закрасить седину или нет, имею ли я право взять и не сделать педикюр и ходить так, а может даже и маникюр не делать и не на-да-мне-ни-че-го говорить, я может даже и бриться в разных соединениях из идеологических соображений не стану. Я вот задумалась, эта борьба за права на своё тело перед кем? 

Почему так публично нужно за эти права бороться? Потому что до сих пор есть сомнения, что тело – оно твоё собственное, а не принадлежит матери, как в детстве, и обществу, как ипостаси Великой Матери? 

Женское освобождение от зависимости постоянно ведётся не только на внешнем поле, но и на фронте ее собственного тела. Во многих странах до сих пор Общество ведёт борьбу за право указывать как должно выглядеть тело женщин. Но общество часто приравнивается к мужчинам – это как-будто бы именно они настаивают на том, как должны выглядеть женщины, чтобы быть привлекательными. Тем самым поддерживается расщепление внутри биологических полов, а на мужчин переносится общечеловеческое инфантильное желание быть зависимым и безответственным как в детстве: это они заставляют меня что-то делать, как раньше мои родители, а сейчас я буду бороться с ними за своё право делать то, что я хочу. 

Часто именно женщины указывают друг другу как им правильно относиться к своему телу, что носить и что можно и нужно изменять, поддерживая принятые каноны. Или дело вообще не в биологических полах, а в общественной повестке. «Если ты не имеешь финансовой свободы, то принципиальная позиция «мое тело — мое дело» остается лишь мечтой, потому что женщина вынуждена продаваться ради благ или выживания», – это типичная философская позиция сегодняшнего дня и указание на борьбу за финансовую независимость, чтобы иметь право на своё тело. Носить своё тело вне соответствия принятым в обществе нормам можно не столько в случае финансовой независимости, сколько тогда, когда твоё психическое развитие позволяет тебе чувствовать себя независимой и дифференцированной. Борьба за права на то, чтобы украшать или не украшать своё тело похожа на состояние биологической охваченности, что всегда связано с констелляцией архетипического содержания. 

Функция возникшего символического образа в психическом всегда в том, чтобы оказывать на сознание принуждающий эффект. Прически регулярно становятся художественными полотнами для самовыражения своей политической позиции и своей страсти к борьбе... за саму себя и свою психическую независимость. Индивидуальную и коллективную. Отказ красить волосы, как заявление, что я сама могу зарабатывать и отвечать за себя и свою жизнь, а не продаваться в зависимость от мнения общества. Или не закрашивать седину, не делать себе педикюр или делать, но... не делать это политической повесткой. 

Психические образы привлекают внимание сознания, чтобы ввести в сознание что-то важное для психики самого человека. Что вводит важное в сознание женщины публичное заявление о том, что она не делает что-то, эфемерно улучшающее ее внешность? 

«Символическая образность бессознательного — это творческий источник человеческого духа во всех его осознаниях. Из символа возникают не только сознание и концепции философского понимания, но также и религия, обряд, культ, искусство и обычаи», - пишет Эрих Нойманн. Но не всем удаётся символически выразить своё изменившееся положение в обществе и внутри самих себя. Многие это могут делать только буквально. Это не Твигги виновата в том, что она породила моду на худобу и стала иконой стиля, это трансформация в мире и обществе воздвигла ее на пьедестал. 

Психическое развитие общества продолжает использовать тела женщин, как объекты для своей динамической констелляции трансформативных изменений, не удерживаясь на уровне сознательного осмысления. Женское тело продолжает работать как барометр социальных изменений, даже если женщина сама лично считает, что отстояла свою независимость. 

В 2016 году The Cut выпустил статью «Стрижка после Трампа», в которой сообщалось, что с избранием нового президента США женщины начали массово стричь волосы и перекрашиваться в более темные оттенки. «Когда вы видите так много светлых локонов на полу парикмахерской, тут же понимаете, что настало время перемен, — сказал креативный директор вашингтонского Daniel’s Salon Николь Батлер. — Это было похоже на всеобщую декларацию независимости». Когда в ноябре 100 полуголых протестующих прошли к Башне Трампа, некоторые представили свои тела, как метафору человеческой планеты, чувствительной к изменению климата. Они были не просто обнажены, они были покрыты искусственными шрамами, пытаясь выразить, какие раны правам женщин и человечеству может нанести правительство. Эти протестующие представляли тела не как пассивный, эротический объект, а как непредсказуемый, пугающий Другой. 

Это не означает, что тело должно быть деэротизировано, чтобы стать могущественным. Пока мир использует женские тела посредством объективации, женщины используют свои тела в качестве противостояния, продолжая эксплуатировать свои тела, как инструмент протеста. Им кажется, что это происходит осознанно, но... Вопрос для тех, кто дочитал так много букв: как вы думаете, какие изменения в обществе бессознательно декларируют женщины, оставляя свои головы седыми, а ногти необработанными или наоборот?