Мизинчиковая батарейка
Злость помогает мне чувствовать себя в седле...
фото
Евгения Валла

Хотелось бы верить, что виноваты все, кроме меня, и близкие не относятся ко мне с должным трепетом. Но, к сожалению, самообман мне не свойственен.

Работа с людьми и общение с ребёнком забирают всё доброе и светлое, что у меня есть. Когда муж возвращается по вечерам, его встречает усталая, злая женщина. Вечно недовольная недостатком помощи, недостатком денег, недостатком понимания и тепла.

Плакать - бессмысленно, это делает уязвимой. А какая радость рыдать, если настолько же замученный человек не в желании (или не в силах) тебя утешить? Всё равно, что голой на Красной площади стоять.

А злость - это другое дело. Злость рождает энергию. Энергию рвать, метать, орать. И я уже как будто и не маленькая потерянная девочка, а супер-героиня, которая спасает свой маленький мир вопреки тупости окружающих. Злость помогает мне чувствовать себя в седле.

Но когда эмоции спадают, и я оглядываюсь по сторонам - господи, кругом одни жертвы. Слезаю со своего седла, а на меня смотрит мой вымотанный, уязвлённый злыми словами муж. Смотрит, и в глазах у него слёзы. И на мгновение меня охватывает горечь вины, сострадание и желание воротить всё взад. И быть доброй, быть ласковой, быть нежной.

А на следующий день я опять трачу весь ресурс. И к вечеру снова остаётся только желание снять с себя груз ответственности и чтобы от меня все отстали. Не хочется ни-чер-та. Ни секса, ни читать новости, ни пустопорожних светских разговоров.

И это какой-то замкнутый круг. День за днём одна и та же фигня, как болезнь, поражающая самое главное - отношения с мужем.

Объективно, никто не виноват. Невозможно было предугадать такую ситуацию, - как и то, что я так блестяще буду в ней лажать. Лажать не как мать, но как партнёр.

Взвалив на себя гору ответственности, я тащу её с большим трудом, попутно обвиняя мужа, что это лично он виноват. Нет, он, разумеется виноват: мусор можно было и догадаться собрать, белье закинуть в стиралку и подойти к плачущему ребёнку раньше, чем на это деликатно намекнёт мой матерный вопль. Но виноват ли настолько, насколько я каждый день его обвиняю? Конечно, нет.

Не виноват и самый лучший на свете мальчик. Офигительно активный (мне бы столько энергии), почти всегда довольный и счастливый от одного вида моего опухшего лица - он добивается необходимого, как умеет (ну, вы поняли). И я безумно люблю их обоих (так же безумно, как срываюсь на мужа, чтобы не срываться на ребенка). Короче, мне нужно больше энергии и времени. И терпения близких, конечно. Какого черта батарейка внутри меня оказалась мизинчиковой?