3 сентября 2021

Мама мыла раму, а у Никиты коса

Ты разве знаешь, что такое коса?
Мама мыла раму, а у Никиты коса
5851
текст

— Мама мыла раму, — прочитала дочь вслух и уточнила у меня:

— А… зачем?

Слишком простой вопрос, чтобы я знала на него ответ. Но отвечаю, искоса посматривая в сторону стеклопакетов, установленных в нашей гостиной:

— Чтобы были чистые.

— А почему ты не моешь раму? — не унималась дочь.

— Почему же, мою, – отвечаю. – Иногда. Когда мою окно, мою и раму.

— А отдельно раму моешь?.

Не пойму, их что, в этом первом классе прямо 1 сентября учат занудничать?

— Понимаешь, — говорю, — в нашей квартире вроде и не надо особо мыть раму. Но иногда люди живут, например, за городом, там пыльно, нужно мыть раму часто…

— А бабушка говорит, что за городом воздух чистый.

Да, точно, прямо на первом уроке первого сентября всех первоклассников учат  быть занудами. А второго сентября они, видимо, навык занудства закрепляют. Страшно представить, что же будет третьего сентября…

— Конечно чистый. Там нет машин, заводов, кругом лес… Воздух не загрязнен выхлопными газами, — я принялась умничать, но уже понимала, что грязная рама в загородный рай не вписывается. И прибегла к любимому родительскому приему «Отвлечь, переведя тему»:

— Ладно, читай дальше, а то мы над твоим чтением до ночи просидим.

Дочери в школе выдали листочек с предложениями. Задали прочитать дома несколько раз, чтобы от зубов отскакивало. Как видите, первое из списка точно отскакивало от мозгов. Моих... И когда дочь ткнула пальцем на начало второго предложения, я мысленно выдохнула и… услышала:

— Машин папа — тракторист.

Час от часу не легче.

— Что, правда, настоящий тракторист? — дочь зауважала этого незнакомого Машиного папу. А заодно и Машу, у которой такой интересный папа. Потому что у нас-то все скучно. Папа всего-то какой-то там программист. Их в нашей Москве – как собак нерезаных.

— Правда, раз там так написано, — отвечаю.

— И он прямо по МКАД на работу ездит на своем тракторе? — от возбуждения дочь даже привстала.

— Это вряд ли, — пришлось ребенка разочаровать. — Скорее всего, семья Маши живет в деревне, а вокруг них – поля…

— А, так это Машина мама моет раму, да? — догадалась дочь.

— Скорее всего, — согласилась я и снова за свое:

— Читай дальше. Дочитаешь, и пойдем гулять.

— Красивое ко… ко.. коро.. корОмысло над лесом повисло, — прочитала дочь, запнувшись на неведомом «коромысле» и неправильно поставив ударение на «О».

— КоромЫсло! — поправила я. – Такая деревянная… дуга, чтобы носить ведра с водой.

— Куда? — уточнила дочь.

— Из колодца — домой, — я чувствовала, что сама себя закапываю ответом со столькими неизвестными, но зря.

— А, маме воду, чтобы было чем рамы мыть, — дочь ткнула пальцем в четвертое предложение, и я передумала сообщать ей, что про коромысло — это вообще-то загадка про радугу. Ладно, думаю, подрастет – узнает.

— У Никиты коса, — прочитала дочь.

«Что за доисторические предложения!» — возмущалась внутри меня та я, которая отвечает в нашей семье за объяснения первокласснице всяких непонятных для нее слов и явлений. И настроилась объяснять, что во времена, когда мы с папой еще не подарили дедушке газонокосилку, а он сам был моложе лет на пятьдесят и жил в деревне, у него была коса – такое лезвие на палке, которым косят траву. Я уже придумала, для наглядности, найти картинку косы в интернете или, в крайнем случае, нарисовать ее. Даже взяла карандаш и лист бумаги, но… дочь не задала вопрос.

— Ты разве знаешь, что такое коса? — я удивилась: интересно, откуда? Вряд ли на детском ютубе рассказали.

— Конечно, — дочь посмотрела на меня с удивлением, мол, «Все ли в порядке с тобой, мама?». — И мне даже нравится, когда у мальчиков длинные волосы. Так сейчас модно, мам. Ты не знала?

Какими были пятое, шестое и седьмое предложения, я не помню. Потому что я смеялась и никак не могла остановиться. Особенно когда дочь уточнила:

— Мне кажется, тут все про Машину семью. Ее мама моет раму, папа ездит на тракторе, а Никита, скорее всего, ее старший брат. Он-то и носит коромыслО. Ой, точнее, корОмысло. Да, мама?