Все мы разные
Я в восемь лет обсуждала с мамой на кухне, как засосать макаронину с наибольшим звуком...
текст

Лёля Тарасевич/Instagram, психолог и мама

фото
Marta Everest

Я в восемь лет обсуждала с мамой на кухне, как засосать макаронину с наибольшим звуком и почему она через нос не вылезает, а чай, например, очень даже вылезает, если я его в рот наберу, а папа тут опять пошутит.

Матвей в восемь лет сидит на кухне, всасывает макароны с разными звуками из общего детского репертуара и вдруг выдаёт:

- А ты в курсе, что все мы разные?

- Догадывалась, - говорю.

- А если бы были одинаковые, то было бы скучно.

- Точно. Одинаковые лица у всех, одинаковая одежда...

- И одинаковые чувства.

А, вот куда разговор двигался! Ну давай про чувства:

- Ага. И это скучно. Как я чувствую, так и все остальные. И я про себя знаю, и про них всё-всё заранее знаю, и они про меня всё знают.

Посидели, помолчали, подумали. Матвей продолжает мысль:

- Не просто скучно, а вообще как бы люди договаривались между собой, если у них одинаковые чувства? У одного гнев и у другого гнев. У одного печаль и у другого печаль. И сидят такие, или орут друг на друга, или плачут в обнимку.

- Ммм...даааа...

- А сейчас один разозлился, а другой вину чувствует, извинится, они помирятся. Один грустит, другой видит радостное и заражает первого, они идут вместе радоваться.

Эх, было бы так просто, было бы круто, конечно. Мир, май и отмена психологии в вузах. Выброшенные дипломы, сжигаемые на кострах «по Фаренгейту».

Но я в восемь лет обсуждала с мамой, как засосать макаронину с наибольшим звуком и почему она через нос не вылезает, а Матвей решает философские вопросы. Ему бы ещё тогу греческую и во времена Аристотеля ракетой отправить. Чтоб не выделялся тут особо.

Я прям смотрю и догадываюсь здесь и сейчас, что все мы разные.

Доел и с разгону плюхнулся на меня обниматься. Я аж ахнула:

- Слонятко! Я ж уже тебя не вывожу!

- Я слонятко! Я слонятко! А ты тогда...

- Бабочка, сынок! Запомни, мама - всегда бабочка.

- Тогда я - бабочонок! - и прижался всеми своими бабочкастыми лапками.

Пришлось нести эту гусеницу-переростка в ванну на ручках. Недолго ещё смогу, он ведь почти взрослый. Рассуждает о чувствах, приводит доводы, делает выводы...

А ещё редко-редко, но превращается в бабочонка, хотя многие его сверстники уже нет.

Но ведь мы все разные! Если вдруг кто не в курсе...