5 июня 2021

Топ-10 книг для юных биологов

Про зверей, насекомых, птиц и многое другое
Топ-10 книг для юных биологов
457
текст

Ребенок тащит с улицы всякую гадость и называет ее «милашка»? Поздравляем, у вас растет будущий Даррелл. В нашей подборке книг для юных биологов он заслуженно стоит на 1 месте.


Джеральд Даррел Моя семья и другие звери

Так случается, что кто-то рождается художником, кто-то певицей, а Джеральд Даррелл родился натуралистом. Его мама вспоминала, что первым словом маленького Джеральда было слово «зоопарк», а интересоваться животными он стал сразу, как только научился ходить. Помимо того, что Даррелл изучал животных профессиональн, в том числе в экспедициях, и открыл в Джерси зоопарк, на базе которого появился Джерский фонд сохранения диких животных, он еще и заразительно, увлекательно, с юмором умеет рассказывать о своей жизни в окружении животных. Поэтому все 37 написанных Дарреллом книг стали мировыми бестселлерами. А главная из них – «Моя семья и другие звери» - любимой и настольной у тех, кому хочется заводить, спасать, воспитывать, выкармливать, размножать и изучать. А еще дети узнают в мальчике Даррелле себя и, возможно, недавно заведенную черепашку. Вдруг ее тоже захочется назвать Ахиллесом и удастся разглядеть в ней личность с характером. «Помимо тяги к землянике, Ахиллес воспылал страстью к человеческому обществу. Когда кто-то спускался в сад, чтобы позагорать, или почитать, или еще за чем-то, через какое-то время раздавалось шуршанье среди турецкой гвоздики и высовывалась сморщенная простодушная мордочка. Если человек садился на стул, Ахиллес подбирался поближе к его ногам и проваливался в глубокий мирный сон с высунутой из панциря головой и лежащим на земле носом. Если же ты ложился на подстилку позагорать, Ахиллес решал, что ты растянулся на земле исключительно с целью доставить ему удовольствие. Тогда он заползал на подстилку с добродушно-плутоватым выражением на мордочке, задумчиво тебя оглядывал и выбирал часть тела, наиболее подходящую для восхождения. Попробуй расслабься, когда тебе в ляжку впиваются острые коготки черепахи, решительно вознамерившейся забраться на твой живот. Если ты его сбрасывал и переносил подстилку в другое место, это давало лишь короткую передышку – угрюмо покружив по саду, Ахиллес снова тебя находил. Эта его манера всех так извела, что после многочисленных жалоб и угроз мне пришлось запирать его всякий раз, когда кто-то из домашних собирался полежать в саду


Э. Сэтон-Томпсон «Рассказы о животных»


Мальчиком Томпсон много времени проводил в лесу и рисовал животных. Эти два увлечения позже определили его судьбу: он, во-первых, основал движение скаутов, а во-вторых, написал десятки книг о животных и природе, которые сам проиллюстрировал очень точно и подробно. Каждый рассказ Томпсона - это не только уникальная информация о животном, полученная в ходе наблюдения и изучения. Это еще и напряженный сюжет, неожиданная развязка и эмоции, которые Томсон вызывать просто мастер. А еще писатель уверен, что даже самый страшный хищник на планете не страшнее человека.

«Вряд ли он был одержим жаждой мести: никакое животное не потратит целую жизнь на месть - это злобное чувство свойственно одному лишь человеку. Животные жаждут покоя.»

Юрия Говорова «Лось на диване и верветка на печи»



В книге собраны удивительные, тонкие, очень личные и живые наблюдения за живой природой прямо из эпицентра событий – из зоопарка в Пушкинских Горах, где спасают попавших в беду животных. У автора огромный опыт общения с ними. Юлия не только была мамой гусю, которого пыталась научить летать, но и прожила рука об руку с волчицей Ирмой, доказав, что дружба между волчицей и человеком – это полное взаимопонимания, тепло и уважение. В зоопарке, где Говорова проработала много лет, из беззащитных страусят вырастают своенравные страусы, лесные птицы вьют гнезда на книжных полках, дикобразы любят тыкву и кабачки, «как снегоочиститель на переднем стекле машины, двигается у сов третье веко», косули заходят в гости в вольер к лебедям, соболь Кнопка прячется в лукошке, рыси отдыхают на подоконниках, а выпавшие из гнезда аистята живут в коробках.

«Одного из принесенных когда-то аистят мы и назвали по названию коробки. Коробка была из-под коньяка «Самсон». И мы назвали аистенка Самсон. И даже не просто Самсон, а Самсон и еще дополнительно Три звездочки — на счастье (на коньяке нарисованы были три звездочки)». А еще эта книга почти поэзия, наполненная звуками, ароматами, вкусами и даже ощущениями.

Юрий Коваль «Недопесок»

Песец Наполеон Третий сбегает с зоофермы и берет путь на свободу – прямо на Северный Полюс. Не все вокруг готовы его отпустить. Для кого-то недопесок – ценный мех, для кого-то – животное, которое надо приручить и выдрессировать. Но для дошкольника Серпокрылова этот пушной зверек с уникальным мехом платинового цвета – узник, который достоин воли.

«О недопесок Наполеон Третий! Круглые уши, платиновый мех!

Ваша величественная черная морда обращена точно на север, и, как стрелка компаса, рассекла ее ото лба до носа белая сверкающая полоса!

Прекрасен, о Наполеон, ваш хвост – легкий, как тополиный пух, теплый, как гагачий, и скромный, как пух одуванчика.

Одним только лишь этим хвостом укутай свою шею, вечный странник, и валяй хоть на Северный полюс.

О хвост недопеска! Ни лиса, ни соболь не похвастаются таким пышным хвостом цвета облака, которое тает в голубых небесных глубинах над березняком иль осинником. Торжественнейший хвост, формою похожий на дирижабль.»


Джеймс Хэрриот «О всех созданиях – прекрасных и удивительных»



Профессиональный ветеринар, в 1966 году Хэрриот стал вести полные юмора, очарования и знаний о животных заметки сельского ветеринара. Кот любит посещать занятия йоги, корова никак не может разродиться, а любознательный игривый пес вдруг перестает видеть. Веселое и грустное в рассказах Хэрриота идут рука об руку, но сквозь всю книгу ключевой нитью прослеживается главное: очень часто животные понимают больше, и чувствуют глубже, чем люди. И уж точно они бесхитростнее, добрее, преданнее и честнее своих хозяев.

  • «- Ведь говорят же, что у животных нет души.
  • - Кто говорит?
  • - О, я читала об этом и знаю многих религиозных людей, которые верят в это.

- Ну, а я в это не верю! Если под душой понимать способность чувствовать любовь, хранить верность и испытывать благодарность, то животные в этом отношении бывают гораздо лучше, чем многие из людей.»

Бернард Гржимек «Животные – жизнь моя»

Будучи директором Франкфуртского зоопарка, Гржимек часто брал оставленных родителями детенышей домой, где вместе с женой выкармливал и воспитывал их. В числе диких животных, которых вырастила семья Гржимека, были, например, гориллы Томас, Карло и Рафики. Обезьянкам покупали игрушки, их возили в коляске для близнецов, с ними играли в салки, их много-много носили на руках. А Гржимек с добротой, нежностью и юмором записывал свои наблюдения за взрослением горилл и переменами в их характере, за их повадками и особенностями развития.

«Через шесть недель правильного питания у Рафики появились волосы. Пока они не отросли, он выглядел очень смешно, как плюшевая игрушечная зверушка. Несколько месяцев волосы оставались светлыми с черным оттенком на кончиках. Это был блондин.»

А еще Гржимек спасает старых и больных животных, сохраняет исчезающие виды, осуждает цирки и открывает читателю удивительные факты. Например, что волки страдают от морской болезни, а лошади узнают себя на картинках.

Джонатан Крэнстон Записки путешествющего ветеринара

Никто не удивится, если ветеринар будет лечить кошек, собак, свиней и попугаев. Но если ему предстоит поставить микрочип броненосцу, выстрелить шприцом в жирафа и после выслеживать того с вертолета, оперировать снежного барса и надеть радиоошейник сбежавшему из заповедника слону-самцу, - это будут уже истории, достойные книги. В этой книге есть что-то и от Даррелла, и от Хэриота. Но поскольку все события из книги разворачиваются в нашей с вами современности, обнажаются самые острые актуальные сегодня проблемы сосуществования природы и человека. Крэнсон призывает заботиться об экологии, затрагивает проблему исчезновения видов и доказывает, что если твоя работа связана с дикими животными, то каждый вызов ветеринара становится для него боевым крещением.

«Содрогнувшись, я стал вглядываться в предмет, лежавший в моей руке: грубый, жесткий материал с неприятным запахом. Меня захлестывали противоречивые эмоции: беспомощность, отвращение, недоумение, растерянность и гнев, которые способна вызвать лишь глубокая несправедливость

Я все крутил и крутил этот предмет в руке, изучая каждую его грань. Меня не покидало ощущение изуверства, страдания, жестокости и смерти – все было заключено в нем. Но в то же время он оставлял проблеск надежды, признак того, что несмотря на развращенность человеческой натуры, против нее всегда будет вестись борьба.

В длину предмет был, наверно, сантиметров 15 и столько же в основании, темно-серый, почти черный, с неровной поверхностью, с одной стороны конусообразной формы. Пожалуй, он напоминал большой кусок лавового камня, но с уникальным и отчетливым запахом. Запах был, несомненно, животного происхождения – едкого, лежалого землистого навоза, недавно отфильтрованного, с невыносимым зловонием паленого волоса.

Несколькими секундами ранее Джефф небрежно кинул мне этот предмет с тем безразличием, словно это и вправду был какой-то ничего не стоящий камень. Но это был вовсе не какой-то ничего не стоящий предмет и совсем не камень. На самом деле это был один из самых ценных товаров на черном рынке, дороже, чем героин или кокаин, и запрещенная и незаконная грубая торговля этим товаром привела данный вид на грань вымирания.

Я держал в руке примерно килограмм рога носорога, который согласно текущим оценкам стоил около 65 000 фунтов стерлингов. Всего несколькими минутами ранее он принадлежал крупной самке белого носорога, лежавшей от меня в нескольких метрах.»


Станислав Востоков Остров, одетый в джерси

Юным натуралистам уже полюбилась книга Станислава Востокова «Мой брат юннат», а слова из нее - о том, что при работе с опасными животными важно не столько войти к ним в клетку, сколько вовремя из нее выйти, - многие родители просят своих юных биологов запомнить как важное правило. И вот очередная книга про животных от любимого автора. Она написана во время стажировки Всостокова в Международном обучающем центре сохранения природы при Джерсийском зоопарке, куда его лично пригласил Джеральд Даррелл. Люди и животные для Востокова одинаково интересны. Через красноречивые диалоги и наблюдения он передает особенности их жизни рука об руку. И к знаниям, которые можно найти в энциклопедиях, добавляется очень личный и потому ценный опыт.«А между тем, лемуры-вари были красивы. Каждый волосок пятнистой их шубы стоял отдельно и сиял как солнце. Видно было, что над каждым из них хорошо поработали языком.На лемурьих затылках сидели мохнатые шапки-ушанки. Уши их не были завязаны под подбородком, а лихо торчали в стороны. Одно слово — бандиты.Со свистом, с каким-то улюлюканьем налетели они на нас.—Кидай в них апельсинами!— скомандовала Эуленетт и первая метнула в черно-белую толпу половинку апельсина, которая оказалась эффективней целой лимонки.Банда, пораженная апельсином в самое сердце, закрутилась на месте и задергалась, хватая очаг поражения когтистыми лапами.Из-за фрукта началась свара. Черные лапы стали бить по черным мордам. Засверкали белые зубы. Показались краснейшие языки.—Разбрасывай скорее еду! Половины апельсина надолго не хватит.И верно. Вдруг из центра свары вынырнула Бандерша. В челюстях ее горел апельсин, как золотой кубок чемпиона. Она клацнула зубами, всосала мякоть и плюнула кожурой в товарищей.Оплеванные товарищи, поняв, что больше апельсинов нет, ринулись к нам.Мы отстреливались яблоками, айвой и морковью. Наибольший урон врагу нанесли бананы. Враг, съедая мякоть, скользил на кожуре и буксовал. Атака захлебнулась.— Без бананов сюда даже не входи.»


 Маша Слоним Письма с моей фермы

Кто из нас в детстве, подобно журналистке Маше Слоним, не мечтал иметь собственную козу, собаку, павлина? Но в отличии от большинства из нас, ей удалось воплотить мечту в жизнь и поселиться на собственной ферме в окружении самых разных животных, включая черепаху с красноречивым именем Крокодил и коня по кличке Пушкин. Собранные в книге уютные истории с фермы понятны даже дошкольникам. Каждая – о любви к животным. И каждая, не имея замысловатого сюжета, запоминается и мгновенно очаровывает. На страницах книги попугай дружит с мышами, а собака Арчи празднует настоящий день рождения.

«…Арчи не прячется под домом, а приносит свои вкусные находки прямо в мою спальню и раскладывает на кровати. Иногда это просто пустые банки, иногда – целые буханки хлеба, но вот на этой неделе Арчи принес в мою кровать сгущенку. Я не знаю, как он отвинтил колпачок от мягкой упаковки, но как-то он это все-таки сделал, потому что сгущенка вылилась на покрывало, а Арчи принялся с удовольствием ее оттуда слизывать.»



Станислав Олефир Иду по тайге

Эту книгу не случайно ставят в один ряд с хрестоматийными произведениями Бианки и Пришвина. Олифер пишет не просто о природе и животных, но о той самой колымской тайге, которая, вроде бы, есть на карте и не раз упоминается на уроках географии, но что, скажите, мы про нее знаем?

«Если ты и в самом деле любишь природу, дай мне руку. День за днем, месяц за месяцем мы будем бродить по широким долинам и тесным распадкам, отыщем самую светлую реку и самое глубокое озеро, заглянем в медвежью берлогу и угостим орешками полосатого бурундука. Мы побываем на озере Танцующих Хариусов и, если повезет, теплым летним вечером, когда мириады комаров кружат над сверкающим плесом, увидим редкое в природе явление- стремительную пляску взлетающих над водой оранжевоперых рыб.

И еще ближе и роднее станет для тебя край, в котором ты живешь.»