20 мая 2021

Как мы выбирали имя

Поясняю сразу, мы – это неизменная группа поддержки: мама, папа и я, а также наши многочисленные знакомые, друзья и просто «сочувствующие».
Как мы выбирали имя
1744


Конечно, мы – это громко сказано. Скорее, родители будущего малыша, то есть моя старшая сестра Яна и её муж Олег. А мы помогали. Поясняю сразу, мы – это неизменная группа поддержки: мама, папа и я, а также наши многочисленные знакомые, друзья и просто «сочувствующие». И, надо отметить, процесс этот был длительным и захватывающим.

Честно говоря, не очень помню тот момент, когда Янка сказала нам, что беременна. В любом случае, радость посетила нас немедленно. Мама строго-настрого запретила всем эту новость разглашать в течение как минимум двух месяцев. Мы клятвенно пообещали, что так и будет, и почти сдержали своё слово, если не считать того, что каждый (включая маму!) «по секрету» сообщил об этом только исключительно близким и доверенным лицам. Таким образом, вскоре практически все, кто знал нашу семью, были в курсе и просто сочли своим долгом взять на себя обязанность по выбору имени.

Для начала, конечно, мы поинтересовались мнением самих виновников торжества. Действительно, надо же было узнать, что они думают на этот счёт? После недолгих раздумий имена были выбраны следующие: Стёпа и Женя (естественно, Женя предназначалось девочке). В один прекрасный день Яна объяснила нам свой выбор: «Я вспомнила, моих любимых кукол так звали!»

Стёпа укоренился в нашем сознании сразу, чего нельзя сказать о Жене. Сейчас объясню, почему. Дело в том, что на первом УЗИ малыш не соизволил открыть, кто он. Поэтому пол ребёнка вычисляли исключительно по «внешним» признакам, а именно: как растёт живот (вширь, ввысь или по диагонали), как меняется лицо будущей матери (хорошеет или не очень), на что её тянет (на клубнику, солёные огурцы или на что-то другое). Надо заметить, что относительно последнего пункта моя сестра проявила яркую индивидуальность: ей было плевать на традиционные солёные огурцы, но зато жутко хотелось боржоми и клюквы в сахаре! Так вот, по всему вышеперечисленному и было вскоре определено (специалистами и не очень), что будет мальчик. А значит, Стёпа.

С этой мыслью мы моментально свыклись и жили несколько месяцев, пока не случилось второе УЗИ, которое и показало, что будет девочка. Вот тут-то и оказалось, что кроме Жени другие варианты нами не рассматривались. Ну, а когда появляется такая возможность для творчества, то сразу хочется её максимально использовать. 

Мне очень хорошо запомнился один вечер. В общем-то, благодаря именно этому вечеру я и решила запечатлеть всё на бумаге. Просто тогда мы до того нахохотались, что было бы преступлением не донести мысли и высказывания тех минут до потомков. И, к слову сказать, мы зря иногда надеемся и верим, что всё будем помнить. Память – она ведь штука не такая уж и долговечная, поэтому призываю всех записывать, снимать на камеру, зарисовывать, увековечивать в музыке, выкладывать мозаикой и прочее, и прочее те события, которые хотелось бы помнить всю жизнь.

Янка с Олегом были тогда у нас. Все сидели в гостиной, и мы с родителями «ненавязчиво» так в сотый раз задали вопрос о том, как же всё-таки девочку будут звать? Разгорелись дебаты. Было постановлено единогласно, что самая ненужная и бесполезная вещь в этом деле - это книги об именах. По ним выходило, что как ребёнка ни назови, ему в любом случае ничего хорошего не светит. Наблюдались то сильнейшая склонность к болезням, то ужасный характер, то хроническая несовместимость ни с одним знаком зодиака.

Дальнейший разговор развивался примерно так: 

- А как на счёт Насти, Ксюши или Лизы? – спросила я.
Оказалось, что ассоциации сильнее нас. Тут же все начали вспоминать, кого с такими именами они знают, какая у них внешность и какие недостатки (как будто людей клонировали). О достоинствах вспоминать было неинтересно.

Такие варианты, как Таня, Наташа, Лена, Оля, Аня отметались сразу ввиду распространённости. Хотелось чего-то эксклюзивного. Получалось или слишком эксклюзивно или вообще ничего не получалось.

- А может, Неля? – предложила мама.
- Неля – фланеля, - резонно аргументировала я.
Янка засмеялась:
- Слушайте, а что, если вдруг всё-таки мальчик родится?
- Тогда назовите его Антоном, - это снова я.
- Да я бы не против, а вот Олег не хочет.

Потому что я воспринимаю только одного Антона – Якимовича, - объяснил Олег. (Поясняю: Антон Якимович – это хороший друг Олега, они все трое вместе учились в институте) – Представляете, рождается у меня сын, и на вопрос: «Как вы его назовёте?» я заявляю: «Антон Якимович». Нормально? Слушайте, а кто вообще придумал, что дети должны носить фамилии родителей? Вот взять, к примеру, наши фамилии – Хрустовская и Колпащиков. Так пусть сына будут звать Петр Иванович Преображенский. А что? Вполне красивая фамилия. Или пусть она у него двойная будет – Колпащиков-Хрустовский. Как вам?
Я на минуту представила, как бедного ребёнка с такой фамилией вызывают в школе к доске, и расхохоталась. Вообще-то, лучше такое даже и не представлять, а то можно умереть. От смеха.

Потом мы начали уже откровенно дурачиться, придумывая всякие нелепые имена и фамилии. Главная цель была явно потеряна.
А 7 октября у Янки с Олегом родилась девочка. И её назвали Женей. А вовсе даже не Петром Ивановичем Преображенским. Когда она подрастёт, я ей обязательно расскажу, с каким энтузиазмом мы выбирали ей имя. Или почти мы. И ещё скажу, что имена своим детям надо придумывать заранее. Как я. Ведь я уже точно знаю, как их назову. Если родится девочка, то Сашей. Ну, или Яной. А может, Вероникой. А если мальчик, то… Нет, не знаю пока ещё. И всё-таки, имена надо придумывать заранее...

Теги