10 декабря 2020

Как преодолеть пристрастие к сладкому и навсегда отказаться от сахара?

Отрывок из книги "Год заботы о себе"
Как преодолеть пристрастие к сладкому и навсегда отказаться от сахара?
1846
текст

Сегодня 10 декабря, и  вот уже 10 дней мы с вами учимся заботиться о себе. Каждый день в рубрике Календарь ожидания Нового года  выходят статьи, в которых мы размышляем о том, как сделать праздничный сезон действительно праздничным. Как не поддаваться стрессу, суете, как получить удовольствие от подготовки к праздникам и сохранить силы для общения с родными и близкими. Сегодня в Календаре - подарок от издательства МИФ - отрывок из книги Год заботы о себе. Автор книги, доктор медицины, главный медицинский корреспондент АВС Дженифер Эштон решила бросить вызов самой себе и  внедрить в  жизнь 12 здоровых привычек. Каждый месяц перед ней стоит новая задача: начать регулярно заниматься спортом, ограничить использование гаджетов, перестать употреблять алкоголь и есть сахар. Все мы знаем, что для нас вредно, а что полезно, но как начать вести здоровый образ жизни не только в мечтах? "Год заботы о себе" - не просто красивая история успеха, а подробный рассказ о том, как героиня шаг за шагом боролась со своими слабостями. А еще в ней есть две полезные рубрики - научные обоснования вреда вред пагубных привычек и практические советы, как встроить полезные привычки в жизнь обычного человека. Мы решили опубликовать для вас отрывок из книги, в котором автор пытается победить зависимость от сахара. Наверное, потому что эта проблема хорошо знакома большинству из нас. Причем актуальна она как для взрослых, так и для детей. Для героини попытка справиться с сахарной зависимостью становится настоящим испытанием...



Сентябрь. Меньше сахара

Моя история

Сахар — главная составляющая ужина в прямом и переносном смысле. Люди потребляют сейчас больше сладкого, чем когда-либо. Мы постоянно читаем о том, насколько вреден сахар для сердца, мозга, всего тела и физического, умственного и эмоционального здоровья. Это вечная тема. Как врач, диетолог и медицинский эксперт, я каждый день говорю об этом с пациентами; по крайней мере раз в месяц я делаю репортажи о том или ином аспекте сахара. Я знала, что не смогу написать эту книгу, не бросив себе и тысячам других людей вызов по уменьшению ежедневного потребления этого продукта.

Мне повезло — в целом я не сладкоежка. Я редко потребляю сахар, в основном потому, что избегаю почти всех рафинированных углеводов, которые его содержат. Мне нечасто хочется сладкого, и я почти всегда отказываюсь от десерта, отчасти из-за пищевой аллергии на ингредиенты многих традиционных сладостей. До начала этого месяца, если бы вы попросили меня оценить мое потребление сахара, я бы поставила себе четверку с плюсом.

Всякий раз, когда я рассчитывала свое ежедневное потребление сахара, у меня обычно получалось гораздо меньше 25 граммов добавленного сахара — именно столько ВОЗ рекомендует в день женщинам. (Мужчинам, счастливчикам, дозволено немного больше — 38 граммов.)

Я считала, что проблем с сахаром у меня нет. Но все же решила еще больше сократить потребление обычного и добавленного сахара, чтобы довести его до уровня пятерки с плюсом — именно настолько следует ограничить сахар ради собственного здоровья. Интересно, повлияет ли практически полное исключение этого продукта из рациона на уровень энергии, поможет ли похудеть и избавиться от вздутия живота и ненавистных пятен на коже. Я поставила цель на месяц употреблять рекомендованные ВОЗ 25 граммов добавленного сахара в день или меньше.

Что такое добавленные сахара? Переверните упаковку почти любых продуктов, подвергшихся технологической обработке. В списке ингредиентов непременно обнаружатся сахароза, фруктоза, глюкоза, декстроза, лактоза, мальтоза, кукурузный сироп, сироп из коричневого риса и десятки других компонентов — по отдельности или в разных сочетаниях. Это добавленные сахара. А еще есть естественные источники — фрукты и сок, мед, кленовый сироп, нектар агавы, меласса (черная па-тока), концентраты фруктового сока — их тоже добавляют в продукты и напитки для большей сладости.

Добавленные сахара содержатся в большинстве продуктов, подвергшихся технологической обработке, причем даже в несладких: в соусах для спагетти, заправках для салатов, йогуртах, хлопьях и протеиновых батончиках. Добавленные сахара отличаются от сахаров естественного происхождения, содержащихся в цельных злаках, молочных продуктах, бобовых и даже в овощах. Естественные сахара не влияют на здоровье отрицательно и поэтому не учитываются в рекомендациях ВОЗ по ограничениям в питании.

Перед этим вызовом я получала значительную часть добавленных сахаров из таких продуктов, как греческий йогурт, в котором их достаточно много, а также из приправ — кетчупа, заправок для салатов и соусов, которыми я поливала кусочки банана и хлебцы. Я также учитывала все выпитые бокалы вина и кофейный десерт аффогато или ванильное мороженое, заливаемое эспрессо, которые я заказывала по особым случаям, если ела не дома.

Единственным и довольно значительным исключением из моего, казалось бы, ангельского потребления сахара были печенье и шоколадные пирожные брауни, особенно домашние. И то и другое обожает печь Хлоя, и она всегда делает это, когда приезжает домой из спортивного интерната. Выпечка дочери всегда удается, а я импульсивно толкаю в рот ее произведения, пока они не закончатся.

Когда Хлои нет, я никогда не держу дома печенье или брауни и прошу ее избавиться от остатков, если мне не удается при ней съесть все, — раздать сладости друзьям или забрать с собой в школу. Но в этом месяце я решила не беспокоиться об угрозе печенья и брауни — при желании я смогла бы себя контролировать и, бросив вызов, предположила, что смогу удержаться от соблазна в течение 30 дней. В глубине души я была уверена, что преодолеть вызов этого месяца окажется проще пареной репы.

Неделя 1

Невероятное воздействие сахара на наши желания и самоконтроль

Моя миссия в этом месяце была ясна: читать этикетки и считать граммы сахара во всем, что я ела, все время оставаясь на уровне 25 граммов в сутки или ниже. Цель и способ ее достижения были предельно понятны: никакой двусмысленности или мучительной разработки средств реализации, как во время вызова «Осознанное использование технологий». Я не сомневалась в успехе, да и неделя началась хорошо: 25 граммов в день я не превышала. Все шло прекрасно до третьего дня, когда я пошла к отцу на семейную встречу. Я наслаждалась компанией и даже не думала о вызове. Вдруг вошел мой сын Алекс. Он принес печенье от знаменитого нью-йоркского кондитера и шоколатье Жака Торреса.

Если вы никогда не пробовали произведений Жака Торреса, вы не познали прелести печенья во всей ее полноте. Представьте себе гигантские свежеиспеченные диски вкуснотищи — каждый размером со средний блин, без единого ингредиента, на который у меня была бы аллергия. Когда я увидела сына с ароматным пакетом, первая мысль была: «Я пропала».

После того как ужин закончился и вынесли шоколадное печенье, я почувствовала себя собакой, перед которой на пол плюхнулся стейк. Я почти физически ощутила: вызов покинул мой мозг. Отломив половину гигантского печенья, я тщетно пыталась отправлять в рот небольшие кусочки. Половина быстро и как-то вдруг закончилась, и я немедленно принялась за вторую.

Я чувствовала себя наркоманкой, совершенно бессильной перед лицом своего порока. Я принялась хихикать и трясти головой — шел всего третий день месяца, а я уже почти превысила недельную норму добавленного сахара. Мне даже не удалось свалить всю вину на бокал вина или текилу — я слишком осторожничала с выпивкой, чтобы потратить одну из разрешенных себе семи порций в тот же день, когда хорошо по-ела. Единственным утешением вечера было то, что мы не взяли печенье домой, — иначе я бы не остановилась.

Я смогла мгновенно вернуться на правильный путь. Но к концу недели вновь с него сбилась — приехала Хлоя. Я уговорила себя купить большую плитку темного шоколада, так как прочитала, что высокая концентрация какао помогает восстановлению мышечной массы. Налицо был очевидный случай рационализации: дочь не покупает себе шоколад и даже не особенно его любит. Я знала, что лосось и йогурт более здоро-вая еда, но хотела шоколада — он взывал ко мне.

Хлоя была еще в пути, а я уже развернула плитку и, твердо решив остановиться на одном кусочке, мигом ополовинила упаковку — а ведь плитка была размером больше обычной. Я никогда особо не любила шоколад, но сейчас пожирала его, как будто только этого всегда и жаждала. Я думала, месяц дастся мне легко, но еще не прошло недели, а я уже съела больше сахара, чем обычно за целый месяц.Причиной был эффект депривации, который я уже испытала в начале других вызовов — во время месяцев без алкоголя и красного мяса. Однако тяга к сахару была сильнее уже пережитой, и я даже начала сомневаться, удастся ли мне преодолеть зависимость от сладкого.В конце недели я почувствовала себя неудачницей. Вместо триумфального завершения первой четверти вызова, ощущения себя чище и стройнее, как после профилактики обезвоживания, «Меньше мяса, больше растений» и кардио, я провела неделю в депрессии и набрала вес. За все дни из недозволенного я съела только одно гигантское печенье и половину массивной шоколадной плитки, но это не была моя обычная еда за рамками вызова. И она явно оказалась не тем, что принесло бы мне пятерку с плюсом, о которой я мечтала! Я даже собралась начать вызов заново, притворившись, будто вторая неделя — это первая.

Но, к счастью, быстро передумала: неудача — часть эксперимента, и мне осталось только снова «плюнуть каку».

Неделя 2

Тайная страсть, о которой вы можете не иметь понятия

На второй неделе я настроилась на то, чтобы вернуться к низкому уровню потребления сахара без пристрастия к печенью или шоколаду. В течение рабочей недели у меня все получалось, и даже улучшилось само-чувствие — и физическое, и психологическое. «Прошлая неделя оказалась странным исключением, я могу это сделать!» — думала я про себя. Но в пятницу я полетела в Канаду на хоккейный турнир — болеть за Хлою.

Молодежные спортивные выходные не отличаются здоровым питанием — они изобилуют едой из пабов, протеиновыми батончиками и сладкими спортивными напитками. Этот рацион подходит высококлассным спортсменам-старшеклассникам, но в умеренных количествах. Обычно я справляюсь с посещением игр, турниров и пикников, сохраняя свою низкоуглеводную диету с повышенным потреблением растений, — я помню о здоровых вариантах замены, которые нашла во время майского вызова «Меньше мяса, больше растений». Но в дан-ном случае — и именно во время этого вызова — вечер без сахара мне не удался.

После ужина в день турнира Хлоя захотела мороженого. Я не пылаю к нему страстью, как к печенью и брауни, но дочь потащила меня в заведение с мировой славой — тут делают лучшее домашнее мороженое по эту сторону Атлантики. Пока мы стояли в очереди, я насмотрелась на десятки вкуснейших вафельных рожков и стаканчиков и почувствовала, как потекли слюнки. У прилавка я не выдержала — заказала маленький стаканчик сливочного мороженого с печеньем и крошками Oreo. Десерт был невелик, но я удивилась, как сильно мне его хотелось и как удалось насладиться им без капли вины. Я не узнавала себя: я продолжала есть сахар, причем не только в составе греческого йогурта или батончиков с мюсли, но и в сладких десертах. И это именно в тот месяц, когда следовало делать прямо противоположное!

Объясню: в обычный месяц, когда вы не пытаетесь сократить потребление сахара, нет ничего плохого в том, чтобы насладиться сладостями по особым поводам. Я советую пациентам, даже тем, кто хочет похудеть, иногда баловать себя — иначе можно почувствовать себя ущербным и подсознательно настроиться на неудачу.

В данном случае я оказалась с дочерью в чужой стране, в заведении, известном на весь мир, — это совсем не то, как если бы мы зашли в магазин мороженого напротив нашей квартиры в Нью-Йорке во вторник вечером. Я не изменила маршрут хоккейной команды и даже не предложила мороженое Хлое — я участвовала в мероприятиях выходного дня. Но в этот раз я столкнулась с серьезной проблемой: мне показалось, что я не могу отказаться от сахара. Ни с чем подобным я раньше не сталкивалась. У меня не возникало сложностей с неупотреблением алкоголя во время «сухого» месяца, но теперь это была зависимость. И она становилась все сильнее.

На следующий день после возвращения домой Алекс принес пакет печенья с шоколадной крошкой от Tate’s Bake Shop. Одно я тут же проглотила. Печеньки на этот раз оказались относительно маленькие и тонкие, и я решила, что могу позволить себе еще две.

Именно сейчас появились физические ощущения последствий двухнедельного злоупотребления сахаром: вялость, вздутие живота и легкое подташнивание. Но хуже было другое — я хотела еще десерта. Несмотря на плохое самочувствие, причины которого были для меня очевидны, я жаждала сахара. Позже вечером я даже прокралась на кухню и попыталась найти остатки печенья или еще что-нибудь подобное.

В конце недели я была не просто разочарована — я злилась на себя за столь позорный провал. За две недели я съела больше десертов — не сахара, а настоящих десертов, — чем за несколько предыдущих месяцев. Я задалась вопросом, не разбудила ли я в себе этим вызовом тайное пристрастие к сладкому? Это был настолько резкий поворот на 180 градусов, что он показался почти смешным.

Теперь я понимала, что следовало объявить о своем вызове «Меньше сахара», как это было во время январского вызова отказа от алкоголя. Тогда я вела бы себя более ответственно, а Хлоя и Алекс вряд ли заявились бы два раза с моим любимым десертом. Однако главное открытие состояло в том, какое привыкание вызывает сахар.

Как большинство людей, я никогда не думала, что зависимость от сахара может быть такой же сильной, как от наркотиков, алкоголя, сигарет, азартных игр, и что она сравнима со всеми известными пороками. Общество иногда подтрунивает над тягой к сладкому, но чаще веселится, эксплуатируя расхожую ситуацию жажды сахара и переедания в рекламных роликах, фильмах, музыке и других культурных контекстах. Но я на себе испытала: эта зависимость реальна и имеет серьезные последствия. Начиналась третья неделя, а моя уверенность испарилась.

Неделя 3

Как неудачи могут научить не меньше, чем успехи

Обозначилась тенденция: я поняла, что могу придерживаться питания с низким содержанием сахара, если не отступлю от стандартного распорядка дня. В начале недели, как и на предыдущей, я была слишком занята эфирами, пациентами и тренажерным залом, у меня не было поездок и особых случаев, вводящих в искушение. Но избавиться от того, что казалось новообретенным пристрастием к сладкому, не получалось.

Однажды после ужина, работая над программой эфира, я захотела сладенького. Отвлечься с помощью планки и отжиманий, которые обычно отлично побеждают бездумный ночной жор, не удалось. Тогда я уговорила себя на здоровую «сладкую» закуску, удовлетворяющую потребность в сахаре, — банан на хлебце с медом. Как же быстро возникают желания, и насколько они сильные!

К концу недели мой размеренный ритм неожиданно сбился. Я на секунду заскочила в офис за документами, столкнулась там со своей медсестрой, а у нее оказались печенья. Причем только потому, что неделю назад я ими восторгалась. И, как и неделю назад, я не смогла устоять: два оказались у меня во рту еще до того, как я принялась искать документы, за которыми приехала.

Я уже понимала, что пора предпринимать серьезные меры. Я попросила медсестру забрать печенье с собой и больше никогда не приносить его в офис. Мы работали вместе четырнадцать лет, она понимала, что просьба никак не связана с ней лично, а только с моим намерением питаться здоровой пищей. Мы поступали так каждый год во время праздников, избавляя офис от печенья, пирогов, шоколада и других подарков, которые пациенты часто присылают, — мы в шутку называем эти подарки «диверсией». В тот вечер я всего лишь попросила ее убрать «диверсию» из моего поля зрения на обозримое будущее.

Высказав вслух непреклонную просьбу, я почувствовала себя лучше. Я также решила, что каждое утро третьей недели буду медитировать и пить больше воды — эти две техники, как я обнаружила во время предыдущих вызовов, помогают стабилизировать аппетит. Наконец-то я почувствовала, что предпринимаю превентивные меры, а не с подозрением отношусь к своим неудачам.

В те выходные я поехала в Бостон навестить бойфренда, и в первый же вечер мы ужинали с друзьями в одном из моих любимых ресторанов. В большинстве заведений я не рискую заказывать десерт, так как боюсь, что в нем окажется что-то, на что у меня аллергия. Но в этом ресторане я бывала много раз и знала, что у них есть абсолютно безопасные для аллергиков маленькие пончики с корицей и сахаром. В голове уже сложилось то же объяснение, что и в Канаде у прилавка с мороженым: у меня выходной, я с друзьями в любимом ресторане, пончики — неотъемлемая и неизбежная часть впечатлений. Я съела только один мини-пончик, но размер и количество оказались не так уж важны — чувство неудачи вернулось.Теперь я знала: в конце месяца мне придется признать, что я провалила вызов «Меньше сахара». И это подтвердит мое отражение в зеркале. С начала года меня постигла первая неудача — как неприятно! Но я верила, что через поражение узнаю больше, чем могла бы, добившись успеха. Я бы никогда не поняла, насколько сильным может быть пристрастие к сахару, никогда бы не выработала эмпатию к пациентам, кoторые ежечасно страдают от такого рода пристрастий. Я бы не узнала, какие физические последствия может вызвать употребление слишком большого количества добавленного сахара: вялость, раздражительность, вздутие живота и тошноту. И я бы не узнала, как, несмотря ни на что, вы продолжаете хотеть еще.

Я вспомнила собственное высокомерие, с которым начала месяц, и поняла, как была неправа. Любой человек может пристраститься к сахару, а я всегда этим грешила, просто не отдавала себе отчета, сколько на самом деле его потребляла. Я ошибочно думала, что могу контролировать пристрастие к сахару, но теперь поняла: зависимость может быть непомерной, если не разрушительной. Я решила ограничить употребление сахара в следующем месяце и, отрешившись от ощущения неудачи, постараться закончить неделю без ошибок.

Неделя 4

Как преодолеть пристрастие к сладкому и навсегда отказаться от сахара?

Вы можете перечитать записи последних недель — и в этот раз слова остались прежними. Несмотря на всю свою решимость, я сломалась в середине недели: пациентка подарила мне плитку темного шоколада. Она вручила его под предлогом заботы о моем здоровье, и я именно так его и восприняла: полезное лакомство, которого я ела недостаточно. Я проглотила полплитки.

После этого меня накрыли разочарование и сомнения. Шла последняя неделя, я решила, что уже ничто не помешает успеху. Но я оказалась не в состоянии сдержаться и слопала десерт, как будто это капуста. К счастью, это оказался единственный промах за неделю.

Месяц подошел к концу. Я знала, что полностью провалила этот вызов, но зато мне удалось узнать о себе больше, чем за любой другой месяц текущего года. Это напомнило мне: цель книги — в опытах на себе. Экспериментируя, я узнала, что пристрастна к сахару так же, как и другие люди. Никогда раньше об этом не задумывалась, но тяга всегда существовала и тайно подпитывала порочный круг желаний и потребления, который постепенно превращается в зависимость. К последней неделе я почувствовала себя бессильной перед сахаром: я съела бы печенье или шоколад независимо от собственного уровня решимости, ответственности или готовности отказаться. Один шарик мороженого или небольшой пончик сами по себе кажутся безобидными, но теперь я точно знала: концентрированная доза добавленного сахара любого объема пробуждает пристрастие и желание, неподвластное контролю.

Я поняла, что в отношении сладостей для меня успешнее всего работает подход «все или ничего». Эта стратегия оказалась ключевой для месяца без алкоголя: если бы я позволяла себе бокал или два вина в неделю, то, скорее всего, разрешала бы иногда и больше, если бы мне того захотелось. В начале этого месяца я ошибочно предположила, что смогу откусить немного печенья или съесть один кусочек шоколада. У кого-то, возможно, так получится, но я не смогла — мне нужно либо полностью избегать сладостей, либо смириться с вероятностью, что я съем больше, чем рассчитывала. Некоторые успешно следуют правилу «трех укусов»: отправляют в рот несколько кусочков еды, а на остальное даже не глядят, но я узнала, что, несмотря на все самоуговоры, так поступать с десерта-ми выше моих сил.

И самое главное — я узнала, что значит потерпеть неудачу. До сих пор я еще не проваливалась так глубоко во время вызова, но это дало мне два основных заключения. Во-первых, я научилась прощать себя: неудача в чем-то не делала меня неудачницей — я была собой, замечательной во всех отношениях, которые делают меня мной (здесь раздается вдохновляющая музыка!). Во-вторых, я потерпела неудачу, но все равно продолжала бороться, начиная каждую неделю со свежей решимостью, — я научилась упорно идти вперед.

Настойчивость позволила мне продолжить вызов в октябре, учесть все уроки сентября, и у меня теперь было больше шансов на успех. Иногда нужно немного больше времени, чтобы выяснить, как лучше подойти к вызову, — я поняла это еще в августе, когда искала различные способы более осознанно использовать свой телефон. Нужно совершить ошибки, чтобы узнать, как их избежать в будущем. А потом вы сможете приобрести новую здоровую привычку.

В течение следующих 30 дней я съела всего одну ложку десерта — и то лишь потому, что дочь умоляла попробовать что-нибудь, так как она сопровождала меня в рабочей поездке по Европе. Я проглотила меньше сахара, чем за многие предыдущие годы. Наконец-то я очистила организм от сахара, что намеревалась сделать еще в прошлом месяце. И я по-лучила ответы на вопросы, которые меня беспокоили: кожа выглядела менее красной, у меня прибавилось энергии, я меньше страдала от вздутия живота и похудела. Но самое главное — я преодолела тягу к сладкому.


Научное обоснование сокращения потребления сахара

Уменьшение количества добавленного сахара в пище таит столько преимуществ для мозга и тела, что перечисление их всех заняло бы целую отдельную книгу. Однако подобные книги уже написаны. У отказа от сахара есть некоторые удивительные преимущества, о которых многие не знают. А еще у него есть плюсы, которые я обнаружила, пока искала наиболее здоровый способ взаимодействия с зависимостью номер один в Америке, и которые показались мне интересными. Сахар может вызывать такую же зависимость, как и наркотики.

Некоторые сомневаются, способна ли пища на самом деле вызывать привыкание. Но исследования о влиянии сахара на мозг не сильно разнятся в выводах. Сахар может оказывать такое же воздействие на мозг, как наркотики, поскольку стимулирует ту же область и вызывает аналогичный цикл: эйфория, подавленность, ломка, злоупотребление и абстиненция.

По словам доктора Николь Авены, которая возглавляла основные исследования зависимости от сахара, употребление сладостей стимулирует систему вознаграждения мозга. А ее также (и так же) активируют наркотики, секс и любовь. При этом высвобождается дофамин, дающий ощущение удовольствия и счастья. Подобно наркотикам, сахар может чрезмерно стимулировать систему вознаграждения - и тогда следуют ломка и потеря контроля над собой.

Чем больше вы потребляете сахара, тем больше вам хочется ощутить прилив дофамина — все как с наркотиками. Со временем ваши желания усиливаются, и когда вы не едите сахар, то уже не чувствуете себя счастливым. К этому моменту вам нужно так много сахара для счастья, что для достаточного прилива дофамина надо съесть целый пакет печенья. А ведь раньше вам хватало одной штучки! Исследования доктора Авены показали: если крысам предложить выбор, они предпочтут печенье кокаину — вот насколько сильной может быть зависимость от сахара.

Вы съедаете намного больше сахара, чем считаете

Три четверти упакованных продуктов на полках супермаркетов, включая пикантные блюда и приправы, содержат добавленный сахар. Если вы едите что-то из упаковки, коробки, обертки, бутылки или ящика — там содержится добавленный сахар. По этой причине среднестатистический гражданин потребляет 82 грамма сахара в день — это на 57 граммов больше, чем дневной максимум, рекомендованный ВОЗ для женщин, и это 30 килограммов добавленного сахара на человека в год.

Вы никогда не заподозрите в наличии добавленного сахара многие продукты: йогурт, суши, томатный соус, хлеб, ореховое масло, заправки для салатов, овсяную кашу быстрого приготовления, крупы, вяленую говядину, а также злаковые и протеиновые батончики. Если вы настроены скептически — посмотрите на этикетки ваших любимых продуктов. Скорее всего, вас шокирует количество сахара, содержащееся в одной порции.

Сахар состарит и испортит кожу

Если приведенные преимущества для здоровья не убеждают вас отказаться от сахара, то, возможно, это сделает тщеславие. Все знают: если проводить на солнце слишком много времени, кожа может обесцветиться и покрыться мелкими морщинами. Но мало кто в курсе, что излишек сахара приводит к точно таким же последствиям. Это происходит потому, что сахар соединяется в коже с коллагеном и другими протеинами, и клетки твердеют и становятся менее эластичными.

Со временем возникают морщинки, пятна, провисания, так как избыток сахара повреждает коллаген и эластин клеток. Избыток сладкого может вызвать прыщи, поскольку ослабляет иммунную реакцию и повышает уровень тестостерона. В свою очередь, этот гормон расширяет поры и стимулирует производство жира. И мы еще не начали описывать, как сахар связан с хроническим воспалением и набором веса! А ведь оба эти фактора могут разрушить здоровье кожи.

Остальные истории и советы, как же на самом деле можно перестать есть сахар, в книге Год заботы о себе.