7 июня 2021

Это естественно, или Почему Мария Монтессори ничего не изобрела

«Будь собой!», «Не обманывай природу!», «Веди себя естественно!»
Это естественно, или Почему Мария Монтессори ничего не изобрела
1538
текст

Фото в тексте: из личного архива редакции

«Будь собой!», «Не обманывай природу!», «Веди себя естественно!» — каждый из нас хотя бы раз в жизни слышал или произносил эти слова. Оно и понятно. Человек, ведущий себя естественно, всегда счастливее, свободнее, спокойнее, приятнее в общении, находится в гармонии с миром и обществом. И разве не таким человеком мы хотим видеть своего ребенка? Казалось бы, конечно, но… 

Стоит появиться малышу на свет, как его родители, такие активные защитники естественного развития, неожиданно даже для самих себя, из союзников природы превращаются в ее противников. Словно забыв, что природа уже давно создала законы жизни («на языке природы «создать» не означает просто «произвести что-нибудь», это означает — то, что было произведено, должно иметь возможность функционировать»), взрослые начинают писать эти законы заново, чтобы потом навязать и нагрузить ими свое чадо. Взрослые решают, когда ребенку спать, есть, бодрствовать. Они повелевают: Ползи! Не ползи! Сиди! Лежи! Стой! Не падай! Не грызи! Иди только туда и ни в коем случае не сюда! Дверь не открывай! Под диван не лезь! Бери только крупные предметы и ни в коем случае не мелкие! и пр. 

При этом многие родители отчего-то считают, что просто смотреть, наблюдать и впитывать в себя впечатления — это занятие для ребенка совершенно ненужное и бесполезное. Как ненужными (даже раздражающими) многими взрослыми воспринимаются «подражательные» звуки, издаваемые их чадом. Взрослый лезет вон из кожи, чтобы добиться тишины. Когда же тишина достигнута, взрослый, воспользовавшись долгожданным моментом, тут же скрывается (на кухне, в ванной, в соседней комнате), стремясь, пока тихо, переделать кучу дел, о которых, отчего-то, маленькому человеку нельзя знать. И уж тем более ему незачем видеть: как мама гладит белье, чистит картошку, подметает пол; как дедушка листает газету, перемешивает сахар в чашке с чаем, чистит ботинки…

Сейчас нельзя! Не покажут! Родители всячески препятствуют «завоеванию ребенком независимости», забывая (а иногда попросту не зная), что «независимость является физиологическим состоянием, переменой, вызванной процессом роста». Чтобы через каких-то пять или семь лет в сердцах сообщить уже подросшему ребенку: «От тебя никакой помощи! Ты ничего не умеешь!»…

Удивительно, что, признавая каждого человека личностью и столько рассуждая об этом в обществе, мы напрочь забываем, что личностью человек является с самого первого дня своей жизни. Причем, не будучи обремененным навязанными нами знаниями и опытом, ребенок, следуя исключительно природным законам мироздания, как раз и является личностью самой совершенной и удивительной. Первые хватательные движения, развитие зрения, слуха, переход из горизонтального положения в вертикальное, ползание ради первых шагов, которые так быстро и так трудно превратятся в бег, прыжки, виртуозные движения по тонкому краю… «Если не дать ребенку возможности двигаться, когда он к этому готов, то его умственное развитие будет затруднено» (М. Монтессори «Впитывающий разум ребенка»).

Все, что нужно ребенку, помимо удовлетворения его естественных потребностей и заботы — это возможность наблюдать и впитывать в себя то, что вокруг него происходит. Впитывать речь, звуки… Впитывать действия мамы, взбивающей венчиком омлет. Впитывать действия папы, забивающего молотком гвозди… Нужно подержать в руках чашку с горячим компотом, чтоб запомнить, как это: горячо. Почесать за ушком кота и осознать: мягко, тепло, живое… Пробовать на вкус кислый лимон, сахар-рафинад, зубчик чеснока… Нет счастливее ребенка, который проживет свою жизнь рядом со взрослыми, бок о бок с ними. «Человеческое развитие возможно только при опоре на свободу и на опыт взаимодействия с окружающей средой» (М.Монтессори «Впитывающий разум ребенка»).

Я помню себя в три года. Много работавшие родители часто оставляли меня с прабабушкой. По состоянию здоровья прабабушка не ходила. Весь ее мир — это кровать, стол, тумбочка, окно. Скучно? Нисколько! «Как мы можем судить о том, что заинтересует маленького ребенка? Мы должны предоставить себя в его распоряжение» (М. Монтессори). Оставаться с бабушкой для меня было наивысшим счастьем. Я превращалась в самого внимательного наблюдателя. Сперва мы с бабушкой вышивали скатерть. Точнее, бабушка вышивала и комментировала: «Теперь иголочка сюда, потом сюда. Для васильков возьмем такой цвет (и меня просила подобрать синий и голубой), для листьев нужен зеленый (и я искала нитки зеленого цвета)». Бабушка доверяла мне маленькими ножницами перерезать нитку, учила завязывать узелок… А когда бабушка видела, что я устала, она … брала лобзик и кусочек фанерки и спрашивала: «Ну, кого будем выпиливать? Козочку? Зайчика?». Бабушка выпиливала, а я наблюдала. На моих глазах деревяшка оживала, я угадывала ушки, носик, хвостик… Невероятно! Запыхавшись, бабушка просила: «Деточка, принеси мне водички, будь так добра». И я, трехлетняя, шлепала на кухню, наливала из кувшина воду в чашку и, изо всех сил стараясь не расплескать, несла воду бабушке… А бабушка, видя, что воды в чашке мало, с улыбкой уточняла: «Помнишь, где у нас тряпка? Пока я выпью воду, проверь, не надо ли где пол протереть?»…

А потом наступало время сказок. Я ложилась так, чтобы моя голова оказывалась у бабушки на коленях, и она, заплетая мне худенькую непослушную косичку, рассказывала удивительные истории. Это не были примитивные сказки для самых маленьких. Но бабушка понимала, что родной язык, пусть и сложный, понятен и доступен ребенку. Бабушка рассказывала мне про лермонтовского Демона, и ни разу я не спросила, кто такой этот Демон… Я все понимала прекрасно («ребенок «впитывает» язык», М.Монтессори). Как через десятилетия все поймет моя трехлетняя дочь, когда я перед сном расскажу ей эту же историю… Моя бабушка не слышала о теории Марии Монтессори, но она знала, что природу нельзя обмануть, но что именно природа – это и любовь, и гармония, и счастье, и радость открытия, и гордость познания. Я много раз слышала от бабушки фразу о том, что нет лучшего учителя, чем Природа. И именно узнав о теории Марии Монтессори, читая ее труды, я снова вспомнила эти слова.

Как я уже говорила, моя бабушка не ходила и, значит, не могла составить мне компанию во время прогулки. Но это не означает, что я гуляла в одиночестве. Бабушка наполняла мои прогулки смыслом. Это были настоящие уроки на свежем воздухе. Потому что с собой я несла нарисованные картинки того, что мне предстояло узнать и найти во дворе: листья определенной формы (что это за растение? Как оно называется? Любит оно тень или солнце? А какого размера? Есть ли у него плоды?), муравей (его дом устроен удивительно, понаблюдай!), камень (да это же кварц! Я принесу его бабушке, а она мне расскажет, как этот камень использует человек) …

Однажды заметив, как трудно мои пальчики справляются с первыми стежками в вышивке, бабушка «загрузила» меня пуговицами, марками, бусинами. «…Развитие тонкой моторики идет вместе с духовным развитием» (М.Монтессори). Я перебирала их, сортировала по коробочкам и шкатулкам, искала к ним пары, делила на «красивые» и «некрасивые», на «для пальто» и «для нарядного платья»… 

А наряду с книгами я «читала» открытки. Три посылочных ящика были заполнены цветными посланиями с разных уголков советского союза и каждая открытка – мир, история. Я придумывала рассказы к открыткам: сперва натянутые и нелогичные, но постепенно научилась сочинять почти книжные зарисовки. А бабушка рассказывала мне про художников, которые эти открытки создали. И каждый из них запомнился мне на всю жизнь. Школьницей я отлично разбиралась в живописи, любила писать сочинения, умела вшивать крестиком сложные картины, могла вырезать лобзиком елочную игрушку… Бабушки уже не было рядом, чтобы научить меня, но мне помогала моя память, те детские наблюдения, опыт и информация, которые я впитала в раннем детстве. 

«У ребенка иные, нежели у нас, отношения с окружающей средой… Ребенок впитывает ее. То, что он видит, не просто запоминается, это образует часть его души» (М. Монтессори «Впитывающий разум ребенка»).