2 января 2022

До супергероя и после него

За бравой угодливостью, Наташе было легче не думать о том, что одна. Что дома никто не ждет.
До супергероя и после него
7035
текст

Наташе нравилось быть безотказной. Нравилась эта роль незаменимой спасительницы. Льстило быть всегда нужной, востребованной.

— Наташа, давай поменяемся дежурствами, не хочу работать в праздники.

— Конечно!

 

— Слушай, мы с Ленкой и Катькой хотим сидеть вместе на корпоративе, а нас распределили по разным столам. Уступишь свое место Кате?

— Без проблем!

 

— Слышала, путевка в санаторий досталась тебе? Очень сильно хочешь туда ехать? Да там, говорят, условия средненькие и добираться неудобно…

— Легко откажусь в твою пользу. Что я, санаториев не видела?

За бравой угодливостью, Наташе было легче не думать о том, что одна. Что дома никто не ждет. Что родителей уже нет на свете. Что брат эмигрировал далеко-далеко, не виделись десятилетиями, наверное, при встрече уже и не узнают друг друга. Помогая, спасая, предлагая, заменяя, подстраховывая, радуя и поддерживая, Наташа чувствовала себя супергероем. А разве у супергероя есть время на семью? На детей? На пироги с капустой? На очаг, который, пока будешь поддерживать, все геройство и улетучится. Ведь у Юли улетучилось…

Работать на фирму Юля и Наташа устроились в один день. И обе сразу почувствовали друг в друге родственную душу. Про таких говорят: «В поиске». Потому что уверены: когда тебе еще нет сорока, шанс устроить семью хоть и не большой, но остается. Впрочем, обе не особо верили в этот шанс. Если во что-то веришь последние двадцать лет, вера становится фоном, риторической мечтой, которая вряд ли исполнится. Но Юля доказала обратное. Через год работы не только вышла замуж за коллегу, но и ушла в декрет. И… пополнила ряды тех, кому время от времени нужна помощь Наташи.

— Посидишь с малышкой? Муж зовет в театр. Мы сто лет никуда не выбирались.

— Слушай, у меня дочка заболела, я не могу отойти в аптеку. Может, ты, как будешь ехать с работы, завезешь нам лекарство?

— Наприглашали гостей, а готовить я вообще не успеваю. Помнишь, ты говорила про быстрые легкие салаты? Неловко пользоваться твоей добротой, но если ты в субботу сделала бы парочку, я бы курьера отправила забрать…

«Да мне даже в радость!» — писала Наташа ответ подруге. Замерзшей рукой. Стоя на автобусной остановке. И не сразу поняла, что за звук. Но звук объяснили. «Непереводимой игрой слов» откуда-то из сугроба.

— Вам нужна помощь? – супергерой Наташа мгновенно включилась и протянула руку упавшему мужчине.

— Спасибо, должен справиться сам, — мужчина, кряхтя и отряхивая снег, стал подниматься:

— Не в моих правилах, чтобы такая хрупкая девушка тянула такого огромного мужика. Вот если бы наоборот… — он встал перед ней своими почти двумя метрами в высоту и протянул руку:

— Юрий.

— Наташа, — ответила и подумала, что никогда в ее жизни еще не было так, чтобы спасали ее.

Но хеппи-энд, который в фильмах ее всегда раздражал, прямо под Новый год случился и тут же стал праздником, смыслом, счастьем, уютом, теплом… Да в словаре нет столько слов, чтобы объяснить этот прекрасный хеппи-энд. В нем была и живая наряженная елка. И поход на настоящий Венский бал. И цветы. Много-много цветов. И починенный кран над умывальником, без которого она привыкла обходиться. И повешенное зеркало, которое, стоя на полу, показывало только ноги.

— Наташа, тут такое дело. Придумали поздравить пенсионеров, которые раньше с нами работали. В каникулы все заняты. Сможешь метнуться? Там всего три адреса… — звонок с работы случился как раз тогда, когда она получила свой седьмой за неделю завтрак в постель. Блинчики были политы сгущенкой. В чае плавал лимон. На кухне мыли сковородку. За окном крупными хлопьями падал снег.

— Прости, но я не смогу, — ответила она, заметив, как неискренне звучит ее голос. Потому что ну совсем не сожалела, и не могла это скрыть.

После паузы в трубке уточнили:

— Неприятности?

— Все хорошо.

— Заболела?

— К счастью, нет.

— Тогда что? – по голосу в трубке можно было догадаться, что говоривший вытаращил от удивления глаза.

— Я купила платье. Плиссированное. И брошку-розу к нему. Оно мне идет гораздо больше, чем костюм спасателя, — ответила и, убедившись, что на том конце не поняли и приняли за ненормальную, повесила трубку.