Оказывается, все дело в карантине?
Вчера вы его наказали за слово, которое не является ругательным...
фото
Marta Everest

Смотрю на прошлогоднюю классную фотографию своего сына. День школьного карнавала: дети переодеты в костюмы пиратов и принцесс, учительница вообще перевоплотилась в тигра, для смеха все скорчили веселые рожицы. Это была средняя группа, моему сыну здесь четыре года. Помню, как он любил ходить тогда в школу, обожал свой класс и учительницу. Когда заболевал, плакал, что не может пойти туда. Потом был длинный карантин, и лишь в конце июня дети вернулись в свои классы на последние две недели учебы.

Во время каникул сын тоже часто вспоминал школу. Наступило первое сентября, и он пошел в старшую группу. Во Франции классы переформировывают каждый год: меняется их состав и сама учительница. В этом году сын обнаружил, что несколько его друзей все же остались с ним в одной группе и был этому очень рад. Утром учительница как обычно встречала детей у дверей класса, но никаких таких уже привычных для всех «сюсюканий» типа «Как дела, мой дружок?» с ее стороны не звучало. Она сразу произвела впечатление довольно серьезного человека, и даже несмотря на маску на лице, было видно, что она совсем не улыбается. «Проходи, ГеоргИ, не забудь наклеить свою этикетку в таблице для столовой», - тут же указала она ему. Дети сами приклеивают туда свое имя в ту или иную графу для того, чтобы учитель мог посчитать количество ребят, обедающих в школе. Сын немного замешкался, но завидев своих старых приятелей, тут же обрадовался и с охотой убежал в свой новый класс.

«Хорошо ли прошел сегодня день для ГеоргИ?» - интересуюсь я у учительницы, забирая вечером сына из школы. И опять мне кажется, что я сейчас услышу то же, что и в том году, типа: «Все было замечательно, он хорошо играл и занимался в классе». Но оказалось, что новая «мэтресс» (так во Франции называют учительницу) не совсем им довольна. «Я нахожу, что ГеоргИ сегодня слишком перевозбуждён и плохо себя ведет, уподобляясь своим приятелям», - тут же отчитала она его. «Возможно, это потому, что сегодня первый день после летних каникул», - пытаюсь оправдать я сына. «Возможно», - кратко закончила она разговор.

Замечания от мэтресс я слышала теперь каждый день. Мне это казалось немного странным, потому что предыдущая учительница отзывалась о сыне только положительно. В очередной раз прихожу за ним в школу, а он сидит на скамейке с кислой миной отдельно от остальных детей. Сразу понимаю, что он наказан. «ГеоргИ сказал слово «пот», - объясняет мне мэтресс причину его отстранения от класса. Я иностранка и могу не понимать все нюансы языка, поэтому переспрашиваю:

- Вы его наказали за слово «пот»?»

- Совершенно, верно, это слово нельзя произносить в классе.

После уточняю у знакомых, что означает это слово. Слово «пот» по-французски— это приятель, кореш, носит разговорный, но не жаргонный характер. Все удивлены, что за это слово мой сын был наказан. Рассказываю об этой истории вечером мужу. На следующее утро он решает поговорить сам с мэтресс.

- Меня беспокоит, что сын начинает терять желание ходить в школу. Вчера вы его наказали за слово, которое не является ругательным, - сказал он ей.

- Я знаю, но это слово не должны произносить ученики старшей группы. Моей задачей как учителя является поддержание дисциплины в классе, ведь в этом году детям предстоит много работы, - строго ответила она ему.

Советуюсь со своей соседкой, что в таком случае делать. Я знаю, что во Франции не принято жаловаться на учителей и поменять класс на другой в учебном году практически невозможно.

«Так ли на самом деле все плохо, как тебе это кажется, АннА?» - успокаивает меня подруга. «Ведь он пошел в старшую группу, а это последний этап перед средней школой. И поэтому он считается уже взрослым, и требования к нему стали выше. Наказание за слово «пот», конечно, несправедливо, но, возможно, были еще и другие причины», - успокаивает она меня. А я в очередной раз осознаю, насколько сильно отличаются французские мамы от наших…

Прошло две недели.

- Мама, я сегодня не получил ни одного крестика!» - радостно заявляет мне мой сын после школы. -Какого крестика?» - удивляюсь я.

– У нас есть табличка с именами учеников, мэтресс ставит в нее крестик в случае, если ты провинился. Если получил два крестика, то значит будешь наказан.

- А чем заключается наказание? – я еле сдерживаюсь от негодования.

- На перемене пять минут сидишь на скамейке в классе вместо того, чтобы со всеми играть во дворе.

«Слушай, не переживай ты так! Это совсем даже неплохо», - успокаивает меня моя французская подруга. «Ведь получив один крестик, ребенок таким образом оказывается уже предупрежден, и тем самым он имеет все шансы избежать наказания», - успокаивает она меня.

«Все равно мне это как-то не нравится», - расстраиваюсь я. «Как будто не в школе, а в армии».

«Вот пойдешь на школьное собрание, послушаешь ее и сделаешь выводы», -заключила она.

Когда я зашла в класс, первое, что мне бросилось в глаза, это отсутствие в нем игрушек. «Мы постепенно уменьшаем количество игрушек и увеличиваем количество заданий для детей, ведь это подготовительный этап к средней школе. Но нет причин для волнений, игрушки мы им все равно иногда выдаем», - объясняет родителям на собрании «мэтресс». После долгих рассказов о новых санитарных нормах и об особенностях учебного процесса в этом году, она подводит итог: «Ну вот, у меня на этом все. Какие у вас ко мне будут вопросы?» О табличке с крестиками ни слова.

- Моя дочь мне рассказывала о какой-то особенной системе провинностей, - полюбопытствовала наконец одна мама.

- Да, да! И мой ребенок тоже!

- И мой, - оживились родители.

- Да, у меня есть так называемая таблица крестиков, - невозмутимо продолжает учительница свою речь. – Но создана она не для того, чтобы сразу наказывать ваших детей. А для того, чтобы они понимали, как правильно себя вести в школе. Что нельзя громко кричать в классе, нельзя не слушать учителя, бить товарищей. Поверьте, уважаемые родители, это идет им только на пользу. Вот, взгляните на эту доску, - обращает она наше внимание на стену сбоку. Она разделена на две колонки. В одной написано, что можно делать, а в другой – что нельзя. Например, нельзя перебивать учителя, когда он читает сказку. Или нельзя врезаться на велосипеде в одноклассников. – Все очень просто, правила они выучили наизусть, и количество крестиков постепенно уменьшается с каждым днем.

Иду домой после собрания вместе с мамой друга моего сына. Она сама учитель, только в средней школе. «Как тебе новая учительница? Ты ее немного знаешь?»- интересуюсь у нее я. «Я с ней знакома не очень близко, но, если честно, я ее понимаю. После карантина дети совсем перестали соблюдать правила поведения, принятые в школе. Я сама, как и она, каждый день борюсь с этим и поверь мне, это очень нелегко. Карантин не пошел им на пользу, они потеряли привычку оставаться в определенных рамках во время учебы».

Моя подруга была права, после собрания и вправду все встало более или менее на свои места, мне стало легче. Я поняла, что учительница вовсе не придирается к моему сыну, как мне это поначалу казалось. Дело скорее в том, что старшая группа – это уже более ответственный и серьезный период в жизни детей, чем это было раньше. И что дети немного расслабились после большого перерыва и забыли, что в школе надо слушаться. Ну и мэтресс, конечно, попалась строгая. К сожалению, здесь выбирать их не приходится, но, может, оно и к лучшему? Сын поймет, что ему придется учиться у разных людей, и каждый год они будут меняться. Неплохая школа жизни.

Но все равно, глядя на фото того года, меня не покидает ощущение, что еще совсем недавно у ребят было детство. А этом году его у них как будто не стало.