5 сентября 2021

Дама с попугаем

Мама сейчас в Бразилии, с попугаем живет.
Дама с попугаем
1292

Холмы по ту сторону залива были зеленые и пышные. На этой стороне, у пристани плоско и голо: ни холмов, ни деревьев, — только три березы в обнимку у входа в кафе. За столиком на летней веранде сидела женщина в длинном льняном сарафане и читала путеводитель. Метеор на Валаам должен был прийти через час.

Здрасьте!

Белокурая девчушка лет восьми выросла перед столиком. В руке у девочки был красный воздушный шар.

Здравствуй!

— Можно с вами посидеть?

— Валяй.

Девочка взялась левой рукой за резиновый пупочек, а правой несколько раз обернула ниточку вокруг спинки стула. Завязала узелок, села. Вытащила салфетку из салфетницы и принялась что-то складывать.

У тебя День рождения, что ли?

— Да нет. Там на улице охранник шарики убивал!

Женщина закрыла путеводитель и с любопытством посмотрела на гостью. Перевернув салфетку, девочка загибала бумажные кончики к центру.

— В смысле?

— Ножом резал.

У них ярмарка была... Они все увезли, ну там... бруснику, сигу. А шарики в машину не влезали, и он их лопал ножиком! Так много шариков... Они бубухали… Как гром.

Девочка закончила складывать, надула щеки, и бумажный кораблик поплыл по столу по направлению к женщине.  

— Вы что ль не слышали? Я один спасла... Успела добежать.

Девочка почесала нос и посмотрела в сторону витрины с мороженым.

— Ты молодец! Мороженое будешь? Клубничное, карамельное?

Женщина подняла с пола объемную сумку и, покопавшись, достала кошелек на молнии. На собачке болтался брелок — крохотная иконка Богородицы.

— Карамельное!

Тебя как зовут?

— Кира

— А я Катя. Ты живешь в Сортавале?

— Ага.

— Ну и как тут жизнь?

— Нормально. На танцы вот хожу. Буду на дне города выступать! С Петей. Мы с ним дружим. А Ирина Сергеевна говорит, что он полохало.

Женщина встала, отошла к витрине и через минуту вернулась с карамельным рожком. Девочка взяла мороженое и аккуратно лизнула похожую на маковку церкви золотистую шапку.

— Спасибо!

— Полохало – это что? Плохой?

— Не. Ну, он все теряет. Краски потерял новые. А они триста рублей стоят!

Женщина понимающе кивнула, села за столик и посмотрела на часы.

— А я на Валаам хочу сплавать. Метеор жду. Была там?

— Не. У меня там работает… дядя. Обещал — свозит.

— Монах?

— Да нет! Он машины чинит. Грузовики там, Мерседесы всякие.

— А... Ясно. А мама?

Девочка посмотрела на порушенную сладкую маковку, и обращаясь к мороженому,  сказала:

— Мама в магазине работала. Работает... Ну там, у «стекляшки», знаете... На нем еще Эльфовая башня нарисована....

И подняв глаза, вдруг громко добавила:

— Она сейчас в Бразилии, с попугаем живет.

Женщина поперхнулась.

— Ого! Большой попугай?

— Не большой, а зеленый. Гриша.

— А папа?

— Папа ушел. Я, когда мне было три года, думала, Миша Дергачев будет мой папа. Они с мамой хихикали. Но он сказал, что занятой очень… У мамы тогда в голове началась плохая погода. Молния и гром. Так доктор сказал.

— Ну и ну.... А ты чего, кстати, одна гуляешь?

— Я жду. Ну это, дядю. Он сказал, сейчас придет, он пошел путевку покупать нам на пляж.

— Тут, в Карелии пляж?

— Нет, в Крыму.

— А.. Может, позвонишь ему?

— У меня телефона нету.

Женщина опустила руку в карман сарафана и достала синий смартфон с расколотым экраном.

— Давай с моего? Ты номер его знаешь?

— Нет.

— Ну вы даете! А дом хоть свой найдешь, если что?

— Дядин? Это надо через церковь идти, через больницу длиннее.

— Найдешь, в общем? Пойдем, я тебя провожу.

— Ну дома же никого нет! Можно мы еще посидим? Вы читайте. А я порисую.

Девочка достала из рюкзака салатовую школьную тетрадь и пенал. Женщина открыла путеводитель. Где-то залаяла собака.

— Это что такое у тебя?

Девочка протянула тетрадку. На картинке были три человечка.  Один, маленький — за полями, и два больших: с короткими волосами и с косой. Над головой человечка с косой, на голове его, лежала огромная черная туча.

Женщина повертела рисунок, вздохнула и вернула его девочке.

— Еще по мороженому?

— Давайте! Можно банановое?

***

— Кира, я умаялся искать тебя! А ну-ка марш домой! … Извините!..

Мужчина лет сорока в потертой кожанке подошел к столику. Кисло пахнуло потом.

Мороженое выпросила, сорока! Сколько я вам должен? А шары где взяла?

Женщина улыбнулась и положила руку девочке на плечо.

— Да ничего, все в порядке, мне хотелось угостить.

Девочка ссутулилась и принялась что-то быстро-быстро подрисовывать на полях.

— Я не пристаю! Татка, я просто рисую сижу! А шар я спасла.

— Я же тебе сказал: посмотришь Гришу и домой.

— Тата, Гришу унесли куда-то. Я была на втором этаже, там никого нет. И батут не работает.

— Кира, тебе семь, а не три. Ты думаешь, если мама наверху, она не видит ничего? А она все видит! Она каждую секундочку за тобой наблюдает. И твое поведение ее очень расстраивает… Ладно. С пляжем пока не вышло. Но на следующей неделе свожу тебя, дай Бог, на остров...

Мужчина пододвинул стул от соседнего столика и упал на него, вытянув ноги. Жестом подозвал официантку. Рыжая девушка в черной форме выплыла из-за стойки и приветливо улыбнулась. 

Здравствуйте! Вам как обычно? Большой, черный, без сахара?

— Да, Леночка. Спасибо. И сделайте еще ваш сбитень фирмовый для... Вас как, кстати, зовут?

— Катя.

— Для Кати... Очень приятно, Катя. Михаил.

Подул ветер. С пристани загудело. Березы у входа в кафе дружно закачались.

 

 

 

 

  

Теги