Человечки, я сержусь
Научись: покричи, повой, покатайся по полу, разбей пару тарелок...
фото
Евгения Валла

Иногда я злюсь на детей. Но отличие разумного родительского раздражения от раздражения вообще - оно как бы за стеклом. То есть, когда ты чувствуешь, что оно подкатывает, ты просто показываешь им - человечки, я устала, я сержусь, я вымотана и бесконтрольна, но показываешь так, чтобы они поняли и при этом не испугались за себя.

Мне кажется, если ты не готов психовать из-за стекла, делать так, чтобы дети наверняка знали - даже в предельной ярости им не навредят - то не надо становиться родителем. Не надо. 

Потренируйся на кошках, научись бросаться на мебель так, чтобы любой в твоем окружении знал - кроме шкафа ты не расколотишь ничего, научись любое состояние объяснять так, чтобы люди - твои близкие, твои дети - знали, что твоя боль и печаль не превратится в карающий меч, который обрушится на них. Научись: покричи, повой, покатайся по полу, разбей пару тарелок, уйди из дома, но делай это так, и в состоянии нормы будь таким, чтоб они наверняка знали - ты затихнешь, ты вернешься через минуту, осколки стекла не вылетят в их сторону, твоя печаль выйдет из тебя, но пройдет мимо них. 

Научи их знать, что даже с помутненным сознанием ты за них, ты с ними, и что ты знаешь и об их любви тоже.

Как же это сложно, но без этого нельзя.