9 декабря 2020

Бедная Лиза
Не обещайте деве юной. Любови вечной. На земле...
Бедная Лиза
12719

На горке Артем познакомился с некой Лизой. Лизе восемь. Я прямо видел, как в голове сына пронеслось «ого, целая восьмилетняя девочка, бинго!», когда она представилась. 

Артем к ней сам подбежал. Артем — мощное доказательство эволюционной теории. Я по сравнению с ним — обезьяна, конечно. Ведь сын познакомился с девочкой ровно на той самой горке, где я в его возрасте протаранил головой дерево.

Артем как гусарский полк: в каждом городе по невесте. В деревне-то у него Ева. И все это несколько смущает. Ну, ладно, потом разберемся, а пока будем считать Еву летней невестой, а Лизу — зимней. Две, вроде бы, не так уж и много. Если только на моем фоне: у меня в пять было только дерево, напоминаю.

На следующий день после этого знакомства мы с Артемом снова пришли на ту, как оказалось, романтическую горку. Девочек там было пруд пруди: для меня все на одно лицо, все Лизы. 

— Артем, нет тут твоей Лизы, не видишь?

— Вроде нет.

— Что значит «вроде», а если она здесь, как ты ее узнаешь?

— Я никак, она меня узнает. 

Вот это самооценка, не на гусарский полк, на целую гусарскую дивизию!

Вдруг я замечаю смутно знакомый комбинезон. А неподалеку — Лизиного дедушку, его я хорошо запомнил, будущий родственник, как-никак. 

— Артем, да вот же твоя Лиза! А вон там ее дедушка! 

— Точно моя Лиза? Что-то непохожа. 

Такое ощущение, что ребенок вчера приходил сюда поддатым. 

Ладно, вроде побежал. 

А нет, мимо Лизы, напрямую к ее дедушке. Подошел к нему, заговорил. Неужели, уточняет, какая из девочек его невеста, ну нет, не может такого быть, беллетристика какая-то. Тут дедушка указывает Артему рукой куда-то по направлению к горке. Артем радостно подпрыгивает на месте и бежит к опознанной Лизе. Катастрофа.

Далее Артем с Лизой вдвоем катаются с горки на ее ледянке. Два раза. Первый они просто перевернулись, на второй ледянка разлетается под ними вдребезги. Какая страшная горка, я не поеду, причитает рядом со мной какой-то малыш, глядя на них. 

Артем прибежал ко мне радостный:

— Представляешь, пап, первый раз съехали нормально — перевернулись, а потом Лиза сломала ледянку. 

Лиза сломала ледянку, а не Артем, который сидел у нее на голове. Бедная Лиза, подумал я в ту секунду, а потом, естественно, сразу о Карамзине. 

Тем временем дедушка с Лизой удалялись от горки прочь. Они пришли на горку пять минут назад. Поблизости домов нет, интересно, сколько им сюда ехать. 

Пока я это думал, в поле моего зрения появился также и Артем. Он бежал за ними. Догнал. Дедушка что-то ему сказал. Артем возвратился вприпрыжку.

— Дедушка сказал, через полчаса вернутся. 

Я не знал, как сообщить ребёнку, что его личная жизнь закончилась, а дедушка просто вежливый. Горка была в парке. 

Мы с Артемом сели на лавочку у входа в парк и принялись ждать. У меня в невидимых наушниках заиграла «Любовь и разлука» Камбуровой. Было грустно. 

— Прошло полчаса? — спросил Артем через минуту. И пока я прикидывал, чем же мне склеить разбитое сердце единственного сына, единственный сын сказал:

— Ладно, пап, пошли домой, у меня «Гравити Фолз» начинается. 

Встал и пошел. 

Не обещайте деве юной. Любови вечной. На земле.