25 ноября 2021

Бабушки

Бабушку, уверовавшую в то, что внук проголодался, не остановить.
Бабушки
3125
Вот и моя мама, интеллигентная женщина, любительница Цвейга и передвижников, не избежала этой участи: став бабушкой, она избрала целью своей жизни накормить Артема.
 
Теперь, когда мы с сыном приезжаем к моим родителям в гости, каждый раз случается кулинарный апокалипсис. Стол ломится, как при царе Иоанне Грозном —вплоть до икры заморской, баклажанной. Некоторые блюда подозрительно мишленовского вида. Бабушку, уверовавшую в то, что внук проголодался, не остановить.
 
Артём ведёт себя, как воспитанный питерский мальчик: отломит малюсенький кусочек от утки в яблоках, деликатно понюхает фаршированного кальмара, положит на тарелку канапешечку и весь вечер на нее молится. А доедать-то мне. Потому как вторую бабушкину мантру — «не пропадать же еде» — никто не отменял.
 
Я жалуюсь отцу, мол, зачем она столько готовит, это же не праздник, а папа шикает:
 
— Что ты говоришь такое, конечно, праздник, для любой бабушки приезд внука — как Новый год.
 
Я использую все известные науке лайфхаки и тайком расстёгиваю под свитером ремень, но ситуация настолько неуправляемая, что впору не ремень расстёгивать, а развязывать пупок. Но, главное, бабушка довольна — «вот как мальчик хорошо поел» — ничего, что ее собственный сын при смерти под столом.
 
А однажды, после очередного визита к моей маме, когда Артёму пришлось выкатывать меня из квартиры, а расстояние между моим животом и рулем сократилось настолько, что я управлял машиной без помощи рук, мы вернулись домой, и прямо с порога я услышал страшное:
 
— Ну, куда же вы запропастились, у нас уже все готово.
 
И я вижу жену, а рядом с ней ее улыбающуюся маму, мою тёщу, и они обе распростирают объятья, именно так, прости, русский язык, но в моем воспалённом восприятии это действие происходит в рапиде, и я незаметно стекаю по стенке в обморок, потому что она не только мама жены, она не только моя теща, она ещё и вторая темкина БАБУШКА. А у меня еще яблоко от утки не провалилось и предательски торчит в пищеводе.
 
И меня ведут на кухню, как на расстрел, а там все заставлено пирогами, пироги даже в раковине, пирогов так много, что и коту Семену выдали его персональный пирог, из которого он самозабвенно выедает рыбную начинку, и Артём, глядя на весь этот пироговый беспредел, радостно восклицает:
 
— Классно! Сейчас мы с папой как поедим!