3 ноября 2021

А давайте поговорим о соло-материнстве!

Куча работы, антидепрессанты и чувство вины или свобода выбора и действий?
А давайте поговорим о соло-материнстве!
3129

Нас много — матерей, воспитывающих детей без отцов. В России почти треть детей живет в так называемых неполных семьях. И у соло-матерей есть свои особые страхи, проблемы, а также свои лайфхаки и, главное, свои особенные радости. Пора поговорить об этом.

В разговоре участвуют мои подписчицы из соцсетей (я беру цитаты из их рассказов в кавычки), плюс я делюсь своим личным опытом. Я тоже ращу дочь одна. У нее есть отец, но с нами он не живет и видится с ребенком несколько раз в год по несколько часов. 

А если со мной что-то случится?

Мой страх номер один, как и у всех: что, если со мной что-то случится? Что станется с моим деткой?” (из рассказа подписчицы)

Это и правда страшно. А случиться может всякое… 

Давайте разбираться, как можно решить проблему.

С кем останется ребенок?

В России есть такая опция — самой заранее определить, кто станет опекуном ваших детей, если с вами что-то случится. 

В органах опеки можно написать заявление, что в случае моей смерти прошу передать моего ребенка (моих детей) такому-то человеку. И ребенок не попадает в систему, а сразу отправится к выбранным вами людям, например, к бабушке и дедушке детей или к тёте. 

А если меня собьет машина или я усну и не проснусь?

Стоит организовать все так, чтоб ребенок не остался наедине с телом умершей мамы на несколько суток или несколько суток не сидел один дома в ожидании, когда же мама наконец вернется.

У меня на этот случай есть несколько правил. Моей дочери 9 лет, то есть она уже не малышка, но еще и далеко не самостоятельная. Вы можете адаптировать правила с учетом возраста своих детей.

Сохраните, и пусть не пригодится

1. Постоянная связь.

Когда дочка остается одна дома, она знает, где я, и она может мне позвонить в любой момент. Если я не могу ответить, я звоню ей и предупреждаю, что сейчас на 20 минут захожу в кабинет врача или что у меня начинается интервью, и я пока не смогу ей ответить. Когда освобождаюсь, перезваниваю ей.

Если садится телефон, я сообщаю ей об этом на последних процентах заряда и говорю, не бойся, я обязательно приду, через столько-то времени.

2. К кому обратиться за помощью.

Дочка знает, что в случае чего — испугалась, что мамы долго нет, или мама спит и не просыпается, или мама упала и не откликается — надо звонить конкретному человеку, в нашем случае бабушке. Номер бабушки у дочки в телефоне привязан к кнопке быстрого вызова. Пусть бабушка за 3 тыс. км от нас, она все равно сможет успокоить ребенка и вызвать оттуда, где она живет, скорую помощь для меня.

Да, скорую помощь кому-то можно вызвать из любого места России, только тот человек, чей номер вы даете ребенку для экстренной связи, должен быть готов проявить настойчивость.

3. Доверенная подруга или родственница.

Я сама на постоянной связи с избранными подругами и с мамой. И если я долго не выхожу на связь, они интересуются, все ли у нас в порядке. Если что, они начнут меня искать.

4. Записка в сумке или в кармане.

В рюкзаке в отделении с документами я ношу записку “у меня дома маленький ребенок, телефон моей мамы такой-то, адрес такой-то”. Мало ли что?

5. Доверенность на того, с кем останется ребенок в случае чего.

Такая доверенность позволит человеку, с которым вы сами оставили ребенка на время, принимать решения относительно моего ребенка: подписывать бумаги на оказание ребенку медпомощи, перевозить ребенка по стране и т.п. (узнайте подробности у юриста или нотариуса).

А если мне надо лечь в больницу? И прямо сейчас, по скорой?

Если ребенка не с кем оставить из “своих”, его на время вашей госпитализации передадут в социальный семейный центр, откуда вы заберете его после выписки. Это не приемник-распределитель, как нередко пугают матерей врачи скорой помощи, это что-то типа хорошего интерната. И проблем с возвращением ребенка домой не будет.

Если госпитализация плановая, свяжитесь с органами опеки, и вам расскажут, что делать. Если вас увозит скорая, все нужное должны сделать врачи скорой помощи.

А вот памятка, которую составил Департамент соцзащиты для матерей-москвичек

Такие службы есть во всех регионах России!

Поправка на коронавирус

Если маму госпитализируют с ковидом, ребенка сначала отвезут в больницу, а потом, по окончанию лечения или карантина, поместят в социальный семейный центр до вашей выписки или до приезда родственников 

Как бы отрастить вторую пару рук...

“Больше всего не хватает дополнительных ответственных рук, чтобы передоверить детские вопросы.” (из рассказа подписчицы)

О да! Я тоже так говорю — мне нужно отрастить вторые взрослые руки. Мы с дочкой вдвоем, родственники далеко. И на мне все: и зарабатывание денег на жизнь, и  стирка-готовка-уборка, и детские болезни, и детская учеба. Нет даже никого на подхвате - выгулять дочку, к примеру, или отвести в кружок. И не на кого переключить ребенка, когда я болею, мне надо отдохнуть или у меня много срочной работы.

Хроническая неуспеваемость — вот одна из самых больших проблем соло-мам. 

Я не буду давать совет делегировать часть дел наемному персоналу, просто потому что знаю, что почти две трети российских бедных (по официальным нормам бедности и по официальной статистике) — это семьи, где мама растит детей одна. 

Как матери справляются? Кто как может. Кто-то расставляет приоритеты, кто-то живет в авральном режиме — голова вылезла, хвост увяз, хвост вытащила — голова увязла. А кто-то просто почти не спит…

А что там с работой с ребенком на шее? Сорри, на руках

“Лайфхаки: совпадение расписаний моей работы и его уроков, учиться, гуляя, не бояться делать, как мне удобно.” (из рассказа подписчицы)

Согласна.

Добавлю про защиту от постоянного мамканья. Когда я начинала работать с ребенком из дома, у меня был график (прямо по будильнику) — время на работу, перерыв на ребенка, в который я принадлежу только ребенку. То есть я стремилась не столько утешать ребенка, вышедшего в одиночестве из берегов, пока я работаю, а напитывать его собой заранее. Сейчас дочка подросла, и стало проще — она зачастую в подружках нуждается больше, чем во мне.

Хочу стать роботом

“Я хочу быть роботом, никогда не уставать, ни на что не раздражать, не нуждаться в сне…” — говорю я иногда близкой подруге.

Банальное отсутствие отдыха уводит порой матерей в тяжелые или затяжные болезни. И мы возвращаемся к страху №1. 

Или приводит к выгоранию и депрессии.

Я пару раз в таком состоянии обращалась в группу материнской поддержки, и однажды моего ребенка взяли на прогулку в парк, а я дома одна просто спала, а в другой раз мне привезли готовой домашней едой, чтобы я могла отдохнуть день-два хотя бы от кухни.

Это ценно — материнская взаимоподдержка. 

Неполная - не значит неполноценная!

“В моем окружении есть разные семьи. Вот, к примеру, внук и внучка живут с бабушками при живых мамах, и там чудесно все внутри семьи. Такие семьи — тоже семьи, чудесные и хорошие. Но давление извне, что семья без папы неполноценна, напрягает.” (из рассказа подписчицы)

Это плохо, что детей из семей не модели “мама, папа, я”, заставляют чувствовать себя ущербными и обделенными. Это неправильно, что массированная пропаганда традиционной семьи бьет по детям. 

Что мы можем сделать с этим? Не знаю, если честно. Я сама могу только говорить дочери, что она далеко не одна такая — живущая без папы, что таких детей миллионы, что счастье и любовь не зависят от формата семьи.

И еще могу говорить о нас — соло-мамах — не как о об особенном явлении, а как о вполне нормальном в современном мире состоянии. 

А что с чувством вины?

Чувство вины, что ты уделяешь ребенку недостаточно времени и внимания, — это не характеристика исключительно соло-материнства. Оно свойственно большей части матерей на планете. 

Я уменьшаю свое чувство вины тем, что постоянно показываю дочке, что я ее вижу, замечаю, что она для меня существует. Проходя мимо нее, могу улыбнуться ей, погладить ее по голове, чмокнуть в макушку, пощекотать ее, дать дольку шоколада или манадаринку. То есть подарить ему кусочек своего тепла. Ведь я ее люблю. И я рада, что она у меня есть.

О том, как показывать ребенку свою любовь, если ты суперзанятая родительница, я расскажу в одной из своих следующих колонок.

Есть ли хорошее? 

Да, конечно! Читайте дальше.

Свобода принятия решений

“Свобода действий. Реальная свобода принятия решений насчет себя и своего ребёнка.” (из рассказа подписчицы)

Юридически эта свобода возможна, когда отец ребенка не вписан в его свидетельство о рождении. Но по факту огромное количество отцов не принимает участия в жизни ребенка. 

Это и вправду очень удобно, когда не приходится ни с кем согласовывать свой каждый шаг относительно ребенка. И тем более, когда никто не блокирует и не саботирует твои решения.

Жизнь в безопасности

“Мы с дочкой сейчас живем спокойно. На нас никто не кричит, мы не вздрагиваем, когда слышим, что лифт остановился на нашем этаже. Мы ничего не боимся”. (из рассказа подписчицы)

Я могу подписаться под каждым словом этой женщины.

Распространенность домашнего насилия колоссальная. Соло-материнство — это возможность жить в безопасности, если так получилось, что отец ребенка оказался домашним тираном.

**

Что я могу сказать в финале? В соло-материнстве есть и сложности, и хорошее. Как и в любом родительстве. Но я бы очень хотела, чтобы нас не выделяли в некую особую группу и убеждали наших детей в том, что наши семьи неправильные. Важен не формат семьи, важно, счастливы ли мы и наши дети в этой семье.