Злодеи полезны для вашего здоровья
Они позволяют нам прожить некоторые вещи, которых, возможно, нам не хватает...
фото
Jone Reed

Источник: Ресурсная психология. Психологическая реабилитация


Сложно полюбить скандального соседа, бестактную свекровь или мошенника, обчистившего вашу кредитку, а вот почему-то монстры и злодеи кино и литературы – совсем другое дело. Даже если у них на счету взорванные планеты или буквально съеденные люди.

Почему?

Потому что (и этим они не похожи на реальных злодее) они позволяют нам прожить некоторые вещи, которых, возможно, нам не хватает:


Им все можно!

Многие считают, что все очень просто: мы завидуем. Им можно, а нам нет. Скажем, мне неловко бросить трубку без «здравствуйте», когда мне звонит так называемая служба безопасности Сбербанка. А злодей бы на моем месте ограбил банк, захватил симпатичных заложниц и в процессе, не знаю, выкурил сигару и бросил окурок на газон. Причем, если бы дело было в кино, то его играла бы звезда Голливуда, и все эти моменты абсолютной свободы сняли бы визуально привлекательно.

Наверное, Фрейд одобрил бы такую точку зрения, поскольку считал, что в глубине души люди антисоциальны, и только общественное давление удерживает нас от безобразий.

Но хотим ли мы реально быть злодеями, убийцами, грабителями и маньяками? Есть интересное исследование, в котором участникам предлагали назвать нескольких знакомых им героев, злодеев и антигероев (персонажей типа Дедпула или Моргана Декстера) и выбрать среди них самых любимых и самых нелюбимых. Затем нужно было оценить мораль этих персонажей по шкале от 1 до 7. Задача получилась непростой – ведь приходилось ставить оценки и самым любимым злодеям и самым нелюбимым, какими бы благородными они ни были, героям.


Вот, что получилось:

Нелюбимые герои были оценены как менее моральные, чем любимые герои.
Любимые злодеи были оценены как более моральные, чем нелюбимые злодеи.
А любимые антигерои были оценены как более моральные, чем нелюбимые антигерои.

Получается, что чем выше мораль персонажа – тем больше его любят. Или чем больше персонажа любят, тем более правым он кажется? Ученые решили, что разделить эти два варианта практически невозможно. Но очевидно, что люди, на самом деле, не хотят любить плохишей! Люди хотят видеть хорошее в том, кто им нравится.

А ведь именно это и называют рецептом идеального злодея с точки зрения мастерства рассказчика. Пластилиновые властелины, которые хотят всех погубить, просто потому что они злые и ходят в черном, кажутся годными разве что для простеньких мультиков и быстро надоедают. Но зло с мотивацией (отомстить за любимую, навести порядок в галактике, высказаться по поводу своего тяжелого детства с деревянными игрушками) привлекает гораздо сильнее.

Причем привлекают такие персонажи даже людей, которые сами в жизни пострадали от вполне реального зла. Например, жертв семейного насилия. Психологи пишут, что стыдиться тут нечего. Одна из причин – злодеи проактивны. Они яростно мстят и утверждаются в этом мире, и их гнев дает зрительницам куда более приятные эмоции, чем страх, тревожность и стыд. Поэтому реально пострадавшим может быть комфортно вообразить себя на час-другой в шкуре какого-нибудь мегаломаньяка с планом захвата Земли и вот такенной вундервафлей.


Они нам ближе

Итак, диапазон злодейского поведения куда шире, чем у положительных героев. Но это значит, что они могут не только закладывать бомбы. Они могут иметь необычную внешность и вкусы и бравировать ими. Они могут иметь физические недостатки и психические расстройства. Они могут быть холодными и циничными, или буйными и эмоциональными. Там, где с положительным героем авторы часто ограничены даже в мелочах, у отрицательных больше свободы, а значит, у читательницы или зрительницы больше шансов узнать себя в перфекционисте или хаотике, жестоком шутнике или мрачном мстителе.

Согласно исследованию Ребекки Краузе из Северо-Западного университета, выдуманные злодеи – это своего рода сеть безопасности, которая позволяет идентифицироваться с некоторыми качествами, которые не встречаются у других персонажей, при этом не очерняя свой реальный образ. Согласитесь, неприятно будет, если вы расскажете подругам, как поссорились с Машей, а вам вдруг скажут, что вы – прямо вылитая Маша. Другое дело, если вас сравнят с Малифисентой. Потому что Маша настоящая, и если вы похожи на нее, то вам надо относиться к себе также дурно, как и к ней – бррр. А вот идентифицировавшись с какой-нибудь роскошной ведьмой, можно изучить свои недостатки, оставаясь в безопасности.

Краузе с командой изучала огромную базу людей, проходивших тест личности, который потом выдавал результаты с примерами злодеев и героев – от Вейдера до Йоды. Они решили проверить, а какие злодеи и герои нравятся участникам теста больше. И оказалось, конечно, что именно те, на кого они сами были похожи.

Вот эта гипотеза уже скорее понравилась бы Юнгу, который считал, что стать зрелой личностью можно, только осознав, поняв и вступив в здоровую конфронтацию со своей темной стороной. Так что, если вас кто-то ловит за разглядыванием портретов Локи, можете смело говорить, что это все… для вашего психологического роста.

Источники: Psychological Science и Eurekaalert