Если желаете узнать что-то о жизни – прошу сюда
–– Ваше здоровье! –– поднимает он бокал за каждого прохожего, вне зависимости от его интереса к рыбной торговле.
фото
Jone Reed

В воздухе висит напряжение, и в последние недели мы говорим все больше о тяжелом, волнующем и даже страшном. Этого трудно избежать, но иногда нужно думать о хорошем. В качестве источника позитива публикуем текст Екатерины Фёдоровой. Это зарисовка из жизни греческого рынка - целый мир в нескольких предложениях. Здесь и юмор, и опасения, и мудрость, и доброта. Хороших вам выходных, друзья, и покоя на душе.


По случаю весны, о которой позабыли (так случилось), независимые от человеческих проблем дрозды одиноко трудятся над ее встречей. Промывают своим пением застывший за зиму воздух. Птичьи голоса –– они двойной природы: наполовину из звука, наполовину из жидкости. Тонкий обломок луны застрял в утреннем небе.Так и тянет добавить: болезненно. Или –– укоризненно. Однако ничего подобного; похоже, мы ее совсем не интересуем.

–– Как вирус? –– приветствуют покупатели Манолиса.
–– Подрастает! –– гарцуя на месте, молодцевато выкрикивает тот, как будто речь идет о ребенке или о свежем, только-только проклюнувшемся, миниатюрном, сладко-фиолетовом чесноке с длиннным зеленым хвостиком, лидере мартовских продаж.

–– Где ты живешь? –– спрашивает Элени у госпожи Афродиты.
–– На улице Артемиды, –– отвечает Афродита, загружая в сумку огурцы. (“Не огурец, а чистое безумие”, –– не без сожаления прощается с ними Элени).

–– Проснись, бедный эллин, –– стонет оперным речитативом Нектарий. –– Проснись! И поговори со мной! Как мало сегодня народу! О! Мне не хватает собеседников!
На Нектарии белая футболка с короткими рукавами. На спине футболки отпечатана мотивирующая надпись: “Толстяка труднее похитить”.

Марьо висит на телефоне.
–– Где? Что значит –– “где”? –– надрывается она в трубку. –– Я же тебе сказала –– посмотри на стороне солнца! Что тут непонятного?

–– Скат есть? –– обращается к рыбнику госпожа Евморфия.
–– Вы опоздали! –– важно объявляет продавец.
–– Я?! –– опешивает изумленная Евморфия. И тут же дает отпор. –– Да ты знаешь, что у меня трое детей. И трое внуков! Я в жизни никуда не опоздала!

Старички эпикурействуют за кофе. Брейкин-ньюс обсуждают в духе Тита Лукреция:
–– Старое уходит, чтобы родилось новое. Иначе наша природа просто не умеет.

Прокопий в прекрасной форме. Как говорится –– скакаше играя. Единственный из всего человечества празднует весну вместе с дроздами. Его теплое янтарное пиво быстро плавит охотно поддающийся лед. Тонкая белая сигарета торчит за загорелым ухом.

–– Ваше здоровье! –– поднимает он бокал за каждого прохожего, вне зависимости от его интереса к рыбной торговле.
–– Я был богом. –– выпевает он восточную смуглую мелодию. –– Был-был, а потом –– сбежал.
–– Спой лучше про коронавирус, –– лениво предлагает ему Манолис. –– Сразу станешь знаменит.
–– Меня не интересует слава, –– отрицается от сатаны Прокопий. –– Меня интересуют наслаждения. Знаешь, что существуют три женских наслаждения и три мужских?
Манолис пожимает плечами.

Прокопий со стаканом в руке выходит на середину улицы.Ввокруг него немедленно собирается паства: лавочница Элени, безымянный толстый коробейник, увешанный мелочовкой, как старая актриса бижутерией, –– бумажные носовые платки и шариковые ручки; пожилой монах в поношенном подряснике и я.

–– Итак! О женских и мужских наслаждениях, –– откашливаясь, начинает провозглашать свой трактат Прокопий.
–– Разве они не одинаковые? –– робея, спрашивает коробейник.
–– Напротив! –– азартно затягиваясь сигаретой, возражает Прокопий. –– они тра-ги-чес-ки не совпадают! Что нужно женщине? Во-первых, свобода. Разве не хочет женщина надеть мини-юбку, подчеркнуть ...ммм ...бюст, накрасить губы, и чтобы никто, никто ей ни слова не сказал? Второе. Деньги. Ты смотришь на витрины? –– тыкает в меня пальцем.
–– Смотрю. –– отвечаю.
–– Ты не хочешь ходить в Хондос-центр? Тебе нужна одежда или ... (Прокопий бросает косой взгляд на коробейника) или шариковые ручки?!

(Коробейник тушуется, краснеет и уходит. Вслед за ним быстро удаляется монах).

–– Допустим, хочу.
–– Значит, ты со мной согласна. Третье. Третье главное, что хочет женщина –– это секс. Поднимите руки, медамс, кто не хочет хорошего секса! –– разворачивается к публике Прокопий.

Женская половина агоры переглядывается со значением. Руки никто не поднимает.

–– Опять я прав. –– торжествует Прокопий. –– Хороший секс помогает жить. Или я бы сказал –– выжить!
–– Теперь о мужчинах. У мужчин другое. Мужчине прежде всего нужно выпить, –– продолжает витийствовать он. –– Выпив, мужчина чувствует себя хорошо. После чего он хочет... Хочет ...чего?
–– Хочет есть? –– осторожно предполагает Элени.
–– Нет! –– Прокопий отбрасывает окурок точным щелчком указательного и большого пальца. –– После он хочет приобнять свою женщину. А вот после объятий мужчина хочет...
–– Заснуть? –– перебивает его Элени и опять ошибается.
–– Закурить сигарету! –– заканчивает проповедь Прокопий и допивает пиво.

Сжимает мне правую руку рукой в перчатке –– ”это для вируса”; левую пожимает голой рукой –– “а это для человека”.

–– Если желаете узнать что-то о жизни –– прошу сюда! –– показывает на свой прилавок. –– Или поумнеете... ну, или купите свежей рыбы.