Вето на молочку
Это значило кое-что большее, чем перестать пить ряженку по утрам.
фото
Katerina Apel

Когда Ли было около трех месяцев, мы узнали, что у нее пищевая аллергия на белок коровьего молока. Это проходит у малышей, но одно из основных условий - продолжительное исключение аллергена. Так как я кормила грудью, то вето на молочку относилось и ко мне. Это значило кое-что большее, чем перестать пить ряженку по утрам.

Мне открылся дивный мир веганских магазинчиков. И молоко там было миндальное, овсяное, рисовое, соевое, кокосовое, кедровое, бананово-ванильное… Когда вечером мы собирались в любимой кофейне, бариста шутила: “Вам как всегда кофе - не кофе на молоке - не молоке?”, что значило капучино декаф на кокосовом.

После Ликиного полугода я попробовала козье молоко, и мне открылся мир козьей молочки (тоже дивный) - а это не только фермеры из деревеньки на 27 километре ответвления от Тюменского тракта! Это еще и сыры из маленьких, но гордых семейных сыроварен, эксперименты по расширению ассортимента от аграрного отделения металлургического комбината и неведомые скляночки с отфотошопленными козочками. Ну и, конечно, детское питание, которое не так-то просто найти. Судя по этикеткам, оно было из молока козы. Но судя по ценнику - из млека единорога.

Необходимость ограничивать молочку доводила меня до крайней щепетильности в выборе блюд, и иногда мне было легче просто пить чай, чем рисковать, не зная каким маслом заправили эти макароны - оливковым или сливочным. По первости, когда реакция была заметная, я корила себя за каждую осечку с едой вне дома. Домашнее меню уже давно было без молока, хотя иногда мне хотелось шоколадного бисквита с кремом. Очень. Но казалось, что я и шоколадный торт находимся в таких же разных реальностях, как я и Дэвид Бекхем. Именно в такие дни я в красках рассказывала Паше, что съем целый торт, когда закончу кормить грудью. Но когда мы уже ввели немного молочного, я совсем об этом забыла - рисунок торта не висел, как яркий стикер, в моей голове.


Вечером на кухне я лакомилась маленькими кусочками воспоминаний. Они были с горчинкой и плотной радостью, как и шоколадный торт. Я сама удивлена, что смогла кормить грудью так долго. И теперь это кажется большим нежным путешествием, которому я очень благодарна.