В корыстных целях
Мать из меня так себе, зато я хозяйственная...
фото
Alain Laboile

Из меня выходит плохая мать, сегодня я скрыла пол ребёнка в корыстных целях. Получилось правда неожиданно - мы пошли на строительный рынок, пришли на точку, а продавца нет. Мы ходили там с младенцем, всё смотрели, потом и продавец вернулся — очень славный такой пожилой дядька. Говорит, - ничего себе, кто ко мне пришёл! Вот это да, вот это богатырь! Какой богатырь, а! И так прямо радуется, даже неудобно его поправлять. 

А он спрашивает:

- Как звать-то богатыря? 

Я говорю:

- Поля. 

И улыбаюсь так. Обезоруживающе. Представляю, как он сейчас удивится, скажет наверное, так это не богатырь совсем хо-хо, а, не знаю, девица. Как говорят такие дяденьки, наверняка «девица». Но проблема в том, что у младенца Полины очень много условно мальчишеской одежды, проще говоря, синей. И дядька вместо того, чтобы удивиться и сказать про девицу, почему-то обрадовался, заулыбался. 

Говорит:

- И имя-то какое хорошее! А то сейчас ведь всё Платоны да Тимофеи, а у вас такое хорошее простое имя — Коля, Колюня. Колян! 

И прямо совсем уже становится неудобно его расстраивать. Колян агукает сидит, дули мужику крутит, а я стою и мечтаю провалиться вообще. Думаю, надо бы ему наверное сейчас сказать, но тогда будет совсем как-то непонятно почему раньше молчала. И так разозлилась на себя вдруг. Потому что какая разница — Коля, Поля, Толя. Мы сейчас уйдём и он нас не вспомнит никогда, а я тут мучаюсь. 

И стереотипы эти бесят, почему если ты в синей куртке ты Коля, а если в красной — Поля. А с зелёным как быть, а с жёлтым, что за идиотизм. Обидно разом за всех женщин в синем, хочется равноправия и победы феминизма, мужик этот ещё неприятный такой. Стою злая, думаю, надо прекращать эти половые беседы срочно, хватаю первую попавшуюся штуку с полки, спрашиваю, так, это у вас почём? Схватила страшный такой пластмассовый оранжевый ковшик. 

Мужик говорит:

- Этот восемьдесят, но Коляну за пятьдесят. И вообще я вам на всё скидку сделаю, такой богатырь! Да ещё Коля! 

И я сразу такая думаю, да Коля так Коля, ну. Зачем расстраивать хорошего человека. Приятный дяденька такой, смотрит по-отечески. Скупила у него там полмагазина, таз какой-то взяла огромный и страшный, таз-убийцу. Колюня, говорю, будет кораблики пускать. Чувство было такое, знаете, когда так стыдно, что уже всё-равно, гори-полыхай. Так что мать из меня так себе, зато я хозяйственная. У меня и тазик теперь есть.