Уйду от вас
Итак, дети, которые грозятся свалить из дома в закат...
текст

Лёля Тарасевич, психолог и мама

фото
Kate Vellacott

Публикуем новый текст из рубрики "Вопрос-ответ" от психолога и мамы Лёли Тарасевич. Как обычно, в этой рубрике - сложная и актуальная для многих родителей тема. Что делать, если ребёнок грозится уйти из дома, когда расстроен? Особенно, если фразу "Уйду от вас" родители слышат часто, а то и каждый день? Как реагировать и что говорить в ответ? Отвечает Лёля Тарасевич.



Вопрос 1

Лёля, здравствуйте. Сыну 7 лет, последнее время истерики ежедневно с угрозой уйти из дома, "раз я вам не нужен", "вы меня замучили, я постоянно тружусь-тружусь, а вы мне подарки не дарите". Как понять причину? Что лечить в себе, в ребенке, в семье?

Вопрос 2

Здравствуйте! У меня такой вопрос: дочка 3,5 года начала реагировать на мои какие-то поучения или просьбы словами: "Будешь так говорить, я уйду от тебя навсегда!". Например, ударила брата, я говорю, что плохо сделала, так нельзя, она в ответ выдает такую фразу. Говорит часто, каждый день. Как реагировать и что говорить в ответ? Я в растерянности. Семья у нас благополучная и никто такого ей не говорит, может только в саду услышала. Буду рада Вашему ответу.


Ответ

Смотрите, какие похожие ситуации в очень разном возрасте. Однако разобрать их попробую вместе, потому что причины зачастую одинаковые и способы, как разрешить ситуацию, тоже.

Итак, дети, которые грозятся свалить из дома в закат. В Африку. В Антарктиду. В лес. Куда там еще обычно дети «уходят»? Ишь, чего придумали? Лёля, ну это же шантаж?

Ну в целом, да, своеобразный шантаж. Сейчас мама кааак испугается, кааак разрешит мне есть мороженое до обеда и бить брата по три раза в день. Купит платье принцессы, а мне трансформера за 20 тысяч, которого я магазине вчера видел.

Обычно вот тут наши мысли останавливаются и не идут дальше - вслед за истинными потребностями ребенка. Так что же тогда? Когда тебе купили платье и трансформера…

А тогда ты получил подтверждение, что тебя любят, что тебя ценят, что не хотят тебя потерять. Мой родитель надежен. Я для него важен.

Именно это - та боль, которую ребенок пытается закрыть своей фразой «уйду от вас», а не тупо «хочу игрушку» и «не хочу делать уроки».

Однако человек в три, в пять и в семь не в состоянии еще это отрефлексировать, разобрать себя по полочкам и выдать в виде фразы «уважаемая маменька, я нуждаюсь в вашем безусловном принятии, защите и поддержке. Получить их мне было бы комфортно в виде объятия и через я-сообщения».

Давайте честно, вы сами-то в свои тридцать, сорок, пятьдесят так умеете? Зачастую нет. Вместо этого и начинается «раз я вам не нужен».

Ну хорошо, понятно, но откуда они только понабрались такой ереси? Кто надоумил?

Иногда из литературы и кинематографа. Дядя Федор, Гекельберри Финн, да даже Колобок. У всех движуха начинается, когда они от родителей уходят. И если на примере Колобка мы еще можем показать недальновидность сего поступка, то вот у Дяди Федора в Простоквашино жизнь бьет ключом. Клад, корова, говорящие коты с собаками. Мечта!!!

Не буду вам предлагать вырубить мультики и сказок детям не читать. Потому что присвоят себе этот мультяшный опыт далеко не все дети. И причины можно найти не только там, но и даже в наших «хороших» семьях. Вот вам для примера списочек фраз, которые показывают детям, что для разрешения конфликта можно использовать уход из дома:

- Раз ты не слушаешься, я ухожу.
- Ты долго копаешься, я пошла.
- Не нужен мне такой ребенок.
- Отдам тебя чужой тете/дяде/полицейскому
- Выгоню из дома

Знакомо хоть что-то? Нет? А если вы даже с ребенком себя держите в руках, а между собой в супружеских отношениях заканчиваете ссоры молчанием на неделю? А если один из вас хлопает дверью в конце? Или уходит в ночь, как бы наказывая вторую сторону за конфликт?

Всё это говорит нашим детям о том, что так правильно, так нормально, бери и пользуйся. А когда они пользоваться начинают, мы хватаемся за голову: наверное, садик виноват, наверное, школа научила. Увы, чаще всего, это мы сами.


Голову пеплом посыпали-посыпали, закончили посыпать. Будем придумывать, как из данной ситуации выбираться.


1. Первое, берем себя в руки. Не разрушаемся от фразы ребенка, не осыпаемся осколками. Сказанул – и ладно, не вы первые, не вы последние. Еще и не такое говорить может!

2. Признаем за ребенком право чувствовать то, что он чувствует. Самим себе признаем, что наше чадо, единственное и любимое, ночей с ним не спала и спину сорвала, таская во младенчестве, а он имеет право на нас злиться. Обижаться, ненавидеть, не соглашаться.

3. Озвучиваем эти чувства. Вербализуя их, мы помогаем ребенку как раз-таки прийти вот к этому «уважаемая маменька, я нуждаюсь в вашем безусловном принятии…» Может, не дословно, конечно, но учим выражать это иначе. Ты сейчас зол. Раздражен. Разгневан. Тебя переполняет чувство несправедливости.

4. Далее напоминаем о правилах нашей семьи, нашего дома (правила для всех, включая взрослых!). Они следующие: мы, дорогой наш ребенок, семья. В семье люди не бросают друг друга. Я твоя мама и навсегда ей останусь. Ты мой сын (дочь), и всегда им будешь. Мы можем злиться, ругаться и не соглашаться. Мы имеем право обижаться и даже в какие-то минуты ненавидеть друг друга. Но мы всё равно остаемся семьей. Я твоей мамой. Ты моим ребенком.

5. Потом пора и про свои чувства сказать (теми самыми я-сообщениями): мне так неприятно слышать, что ты собрался «на волю».

6. Ну и в финале даем ребенку модель правильного поведения. Когда ты злишься, ты имеешь право выразить это, но иначе: можешь сказать это словами, можешь написать мне письмо, нарисовать рисунок. Так мне будет проще понять тебя и договориться с тобой. Давай попробуем!


В дальнейшем каждый раз, когда наш малыш вдруг пробует донести до нас информацию адекватным способом, мы говорим: о, ты сейчас сделал очень по-взрослому, мне нравится! Подкрепляем положительное.

С отрицательным только аккуратнее: обычно его предлагают игнорировать. Однако в данном случае игнорировать заявление ребенка о его предполагаемом уходе, значит заявлять, что родителю всё равно. Безразлично. 

Потребность не удовлетворена никак. Нужно придумать что-нибудь позабористее. Например, и правда сбежать. Или хотя бы порезать мамино любимое платье. Или разбить нарочно папин ноут. Хоть тут им будет небезразлично? Думаю, да…

В конце обращу внимание на то, что мы говорим о детях ДО подросткового возраста. Дошколята запутаются в ногах и кнопках домофона еще на выходе, а вот у подростков уже хватит сил «уйти» всерьез. Там уже всё иначе, и работать с этим тоже нужно иначе.

Сейчас мы закладываем базисные настройки про единство семьи, и я искренне верю, что, заложив их максимально верно сегодня, мы завтра, в пубертатном возрасте наших детей, не столкнемся с этими проблемами. Или столкнемся, но с меньшей долей вероятности.