7 апреля 2020

Убежище
Это просто привычка, очень мне знакомая и включающаяся сейчас...
Убежище
1354

Карантин. Мне психологически переживать его, наверное, легче, чем многим другим: для меня это не первый такой опыт.

Я родилась и выросла на Севере, где всю начальную школу мы не учились примерно месяц-полтора из-за актированных дней (дни особенно опасных погодных условий - обычно их объявляли по радио), а когда мы стали постарше - могло выпасть несколько недель.

Да, была какая-то домашка, были какие-то перерывы, но - в целом - я с детства привыкла к периодам, когда мир становился на паузу, и нужно было развлекать себя самостоятельно: мама работала учительницей в школе и, как правило, все мои "актировки" работала, пусть даже несколько часов со старшеклассниками, поэтому одним из вариантов было, конечно, взять меня в пустую и гулкую школу, где я либо сидела в лаборантской, либо играла во что-нибудь в спортзале, либо сидела (если было открыто) в костюмерной нашего танцевального коллектива (кажется, это была "Звезда заполярья" или что-то в этом духе). Но тогда нужно было тащить меня через жуткий ветер или мороз.

Поэтому чаще всего я просто оставалась дома - с книжками и игрушками. Я очень много читала - порой даже выполняла сложный квест "набрать больше, чем пять книг, в библиотеке на случай актировки". Иногда я по много раз читала одну и ту же книжку - например, "Лагардера" или "Алису" Кира Булычева по кругу. По телевизору шла всякая неинтересная ересь, поэтому я сосредотачивалась на самой себе и мирах персонажей.

Не могу сказать, что мне это нравилось, - это просто привычка, очень мне знакомая и включающаяся сейчас: ждать, пока все закончится, а потом возвращаться в мир и смотреть, что там произошло.Чем старше я становилась, тем меньше было актировок.

Сейчас приходит много воспоминаний о том периоде, даже начала сниться моя квартира детства.
Сложно сказать, любила ли я ее. Но это был дом.

Многие говорят, что чувствуют себя, как в тюрьме. Для меня это не так. Для меня дом, из которого пока нельзя выходить, потому что снаружи бушует стихия - это не тюрьма. Это убежище.