Травля: как постоять за себя
Сами дети в опросах подтверждают – около 70% встречались с травлей в том или ином виде...
текст

Школа безопасности Максима Беренова

фото
Alicja Brodowicz

Максим Беренова и Анастасия Беренова, авторы книги «Безопасность ребенка и подростка. Жизнь без страха» готовят к изданию книгу про травлю. Они рассказали нам о своей книге, о том, что такое травля, почему это страшно, как от неё защититься и многое другое. И хотя  сейчас школы ушли на карантин, самое время пораздумать над проблемой и подготовиться к возвращению в коллектив.



- Нам на самом деле странно, что раздел «безопасность на улице» является в наших программах самым популярным. Конечно, там много уникальных разработок, но удручает другое – неужели травля волнует меньше? Ведь с меньшей или большей степенью агрессии ребенок сталкивается каждый день. А встретить опасного незнакомца, который к тому же захочет его похитить – практически маловероятно, хотя и раскручено в СМИ.

При этом сами дети в опросах подтверждают – около 70% встречались с травлей в том или ином виде – как свидетели или жертвы.

Как работать с конфликтом и травлей, как постоять за себя словом - описано в нашей новой книге «Умная безопасность. Как выжить в школе?».

Она не о конфликтах и способах их разрешения, не о травле, борьбе с ней и ее профилактике. И не о шутингах и как остаться живым, когда стреляют. Не об этом. Хотя и об этом тоже.
Она об объективных законах общения и развития коллектива, общества, которые очень многие представляют себе превратно, пренебрежение которыми или игнорирование, неизбежно приводит к напряжению, конфликтам, травле. И как, учитывая эти закономерности, вырастить из ребенка сильную личность, способную брать на себя ответственность и справляться с трудностями, и создать (пусть и в рамках класса/учебного заведения) общество, в котором станет возможно уважение к каждой личности, ее интересам и правам, без ущемления интересов и прав других. А еще о том, как застраховать родителей от типичных ошибок, основанных на ложных, широко распространенных, и увы, укоренившихся представлениях.

Какова реакция общества на травлю?

Давайте сначала определимся, что такое травля, потому что в обществе есть две противоположные проблемы – отрицание травли (да это дети просто играют) и тотальная настороженность к любому высказыванию (например, за травлю принимают объективную критику в профессиональном сообществе, разоблачение шарлатанов или непопулярность ребенка в коллективе). Все это разные вещи и не надо впадать в крайности.

Всякая травля – конфликт, но не всякий конфликт – травля.

В травле реалистичный предмет конфликта отсутствует или является лишь предлогом, целью является сброс агрессии и удовольствие от эмоциональной реакции жертвы, насилие неадекватно, а эксцессы повторяются.

Ошибки в работе с травлей приводят как к комичным результатам, так и серьезным промахам. Так, один раз мы разбирали ситуацию, где родители школьника обвиняли учебное заведение в травле, потому что ребенок заразился ветрянкой. В другом случае – когда родители не понимали что происходит, потому что верили школе, потому что так было и в их детстве, а ребенок, попав в немилость учителя, которая натравила на него коллектив детей, нуждался в немедленной помощи, проявляя уже и психосоматику.

В первом случае помогли навыки учителя прервать так называемую «игру в травлю», во-втором – обучение родителей пониманию проблемы, новому диалогу с ребенком и рекомендации немедленно вмешаться или даже сменить школу – потому что это не поражение, а победа. «Я выбрал, где мне лучше!». Позже мама нам написала: «Я и правда не понимала что происходит», они выбрали другую школу, и все встало на свои места.

Что такое «игры в травлю»?

Если очень коротко – это процесс, когда под видом борьбы с травлей люди просто самоутверждаются тем или иным способом. Отличительной чертой игры в травлю будет высокая эмоциональность при абсолютном отсутствии каких-либо эффективных действий.


Ну допустим, травля была, но, как говорится, «никто не умер». Почему так важно  с ней работать?

К сожалению, последствия травли могут быть всякими, и «никто не умер» - совсем не успокаивающий итог.

Но самое главное – с насилием надо уметь работать на ранних, зачаточных этапах, пока оно не переросло в большую проблему. Насилие может выражаться в насмешках, обесценивании, грубости – это все кажется мелочами, но когда такие мелочи становятся частью повседневной культуры, очень быстро пропускается момент, когда насилие становится нормой.

Почему? Потому что, во-первых, не заданы границы применимости агрессии, а во-вторых, порождается ощущение нормальности, которое легче всего описать словами «а что такого». Ну и немаловажной предпосылкой травли является разобщенность – демонстративная избранность и различные привилегии.

Но самое главное – постоянное присутствие травли как нормы делает детей неуверенными в себе взрослыми, которые либо воспроизводят этот сюжет, либо боятся проявить себя в жизни.

Есть даже отдельный тип травли «инакового», когда агрессоры искренне думают, что они лучше жертвы, поэтому имеют право. И это совершенно не редкость и увы, именно взрослые как раз часто навязывают такие взгляды на мир.

Поэтому ребенок, пострадавший от травли или ставший свидетелем, может через всю жизнь пронести неуверенность, ощущение своей неценности. С этим важно бороться вовремя. При этом и те, кто идею избранности пронесли через всю жизнь, по-своему страдают – стоит им оказаться в ситуации, где они не могут ее подтвердить, как рассыпается их ценность себя.


Что делать, если ребенок столкнулся с травлей? Может ли он справиться сам?

Как ни странно, в некоторых ситуациях – ДА! Но редко.

Ребенку важно дать два навыка – умение оценить ситуацию и выбрать стратегию – просить помощи или постоять за себя словом. Мудрый родитель тоже может, увидев эту разницу, либо давать советы и поддерживать в личном опыте отстаивания себя, либо немедленно вмешаться.

Сразу отвечу на вопрос – зачем это надо, не проще ли вмешиваться всегда?

Но опыт преодоления трудностей самому тоже полезен в жизни. Важно, конечно, оценивать соразмерность.

Ребенок не справится сам, если:

- агрессоров несколько,

- агрессор выше по статусу (учитель)

- травля идет методом тайных диверсий – когда невозможно понять, кто виновник

- высокий риск физического противостояния с более сильным противником

- ребенок не имеет навыков словесной самозащиты или легко раним.

Но в любом случае, чтобы принимать решение о вмешательстве, надо как можно более доверительно говорить с ребёнком и быть в курсе его жизни.

Немаловажный фактор и в том - в какой системе происходит агрессивное противостояние. Если травля – явление не случайное, а системное, то то многие рекомендации, надежно работающие в других случаях, окажутся неприменимы.

Например, в одной из элитных школ на родительском собрании учитель объявил, что есть шесть человек, которые тянут класс вниз и не дают получить нужные рейтинги классу для перехода в профильный. Дома родители рассказали это своим детям. Что стали делать дети? Они поняли по рассказу, кто это и начали бить этих детей. Таким образом, учитель создал предпосылки для травли (начал игру в «избранность и виноватого»), родители поддержали, а дети стали участниками травли, потому что поняли, кто неугодный и приняли транслируемую систему ценностей. Самое удивительное, что эти простые вещи люди не понимали, просто потому что все происходящее было для них нормой.

В другой ситуации, в другой школе учитель создала ситуацию «всеобщего успеха», провозгласив, что чувство справедливости важнее преимуществ в знаниях. Но самое главное –давала в ссоре поддержку и агрессору тоже, задавая вопрос «что случилось?» - и обычно ребенок рассказывал уже о своих проблемах в семье. Травли в таком классе не было, а в олимпиадах дети побеждали не реже других.


Почему важно разбираться в причинах травли?

Разные виды травли требуют разного воздействия. Иногда меры, которые применимы в одном случае, в другом - вредны. Приведем пример, когда «травля за справедливость» внешне выглядела как физическое противостояние.

Случай из жизни

В детском лагере двое друзей несколько раз атаковали мальчика с небольшой задержкой психического развития, но сохранным интеллектом. Педагог, обладавший большим авторитетом у детей, собрал коллектив и достаточно жестко и эмоционально обсудил ситуацию, завив что травля недопустима. Один из друзей сразу же изменил поведение. А второй был не удовлетворён итогами, и на следующий день заявил об этом педагогам. При более внимательном разбирательстве выяснилось, что «жертва» неоднократно провоцировала «агрессоров». И если один из них сразу же понял все и дистанции рвался от «жертвы», то второго пришлось научить сохранять спокойствие при провокациях.

Однако на этом история не закончилась. Лояльные педагогам подростки запланировали с «агрессорами» ряд «воспитательных бесед» и иных мер воздействия. Педагогам удалось пресечь это в зародыше, объяснив, что это тоже травля, показав, что чувствует человек, против которого ополчился весь коллектив, что эти действия излишни и конфликт уже разрешен.

Более того, провокатор впоследствии пытался доставать тех, кто хотел его защитить, но ребята, обученные правильной реакции на провокации, не шли на конфликт. В беседе с педагогом провокатор признался, что сознательно «пытается их «задолбать» потому, что ему не хватало общения.

Вы понимаете на этом простом примере, что важно работать, во-первых, со всем коллективом, во-вторых, уметь понимать первопричины и прояснять все скрытые мотивы и недовольства.

Во-вторых, разбор причин может ответить на следующие вопросы:

- Какую боль транслирует каждый участник событий? В чем его нужно поддержать?

- Что явилось первопричиной? Вполне возможно, она не на поверхности.

- Какую систему ценностей транслирует каждый участник и почему она ему важна? Что можно дать взамен, если она деструктивна?

В приведенном выше примере с элитным классом явно что-то не то. Система ценностей, построенная на избранности, очень разрушительна для всех. Хорошим решением здесь было бы создание различных иерархий – не только, кто успешнее в учебе, но и в других областях. И конечно, работа с родителями, с тем, что делать, как перестать зацикливаться на успешности ребенка.


Какие есть мифы и ошибки в работе с травлей?

Очень часто в работе с травлей основной акцент ставится на осуждении явления без объяснения причин.

А это как мы поняли очень важно.

Но здесь надо разделить две вещи:

- Найти и понять причины травли - не значит оправдать агрессора! Это только помогает нам найти его проблемную зону, потребность, которую предстоит заполнять конструктивными методами.

- Найти и понять причины травли - не значит обвинить жертву! Это только позволяет понять, какие психологические навыки в будущем смогут дать ей большую устойчивость.

Второе – важно анализировать коллективную динамику, состояние системы и работать с ней. Травля – болезнь всего коллектива!

Иначе это будет эффект тушения лесного пожара из детского ведерка. Можно, например, несколько раз сказать «так нельзя, у нас не принято», но важнее понять, как сделать, чтобы эти слова были услышаны. И сказать их вовремя. Потому что когда началась травля, когда агрессор осознает получаемое удовольствие от преследования, радуется этому, такие призывы только раззадорят. Тут нужны совсем другие меры, которые коротко можно описать «сделать агрессору такую ситуацию максимально невыгодной», в том числе и пресекать травлю на законодательном уровне. Умение оценить систему по степени возможности работы с травлей и опять же комплексный подход – два базовых принципа успешной работы.


Что такое комплексный подход?

В травле есть несколько ролей, и не все из них очевидны.

Во-первых, это конечно поддержка жертвы, возвращение к ней самоуважения. Это большая работа. Кроме того, важно и коллективу показать отношение к происходящему. Чем больше жертва получает поддержки от свидетелей, тем, конечно, ей легче.

Во-вторых, агрессор тоже нуждается в поддержке. Комплексный подход позволяет детально разобраться в мотивах. Что движет? Какую внутреннюю боль агрессор так реализует?

Это не исключает соразмерного наказания, ответственности, но не ограничивается на этом.

Также важно работать и с соучастниками – часто они присоединяются к агрессору из страха стать жертвой самим.

Кто-то из них, как и жертва, не может принять себя и почувствовать свою ценность, кто-то нуждается в выстраивании навыков управления агрессией и близкого общения, а кто-то, напротив, нуждается в жестких рамках и понимании ответственности.

Далее важна работа со свидетелями, ведь наблюдать травлю не менее разрушительно. По собственному опыту я должен сказать, что психологическая «травма свидетеля» не менее страшна, ведь это отвратительное чувство бессилия и стыда за свое малодушие, проявленное в момент, когда свидетель не решился вступиться за жертву.

А еще важна работа с общественным мнением, с родителями жертв, свидетелей и агрессоров.

Поэтому чем больше людей узнают, что делать в какой ситуации им самим – тем легче работать с травлей в коллективе.


Травля – это школьная проблема?

В том то и дело, что это касается всего общества.

Школа – всего лишь срез общества, где эти проблемы высвечиваются как под лупой. Просто в школе они острее – ведь школа - это закрытые коллективы, часто еще и с системой конкурентной борьбы, что само по себе усиливает травлю.


Что можно посоветовать?

Каждому понимать, что сейчас происходит вокруг, не позволять никому воспроизводить травлю. Чем больше будет неприятия насилия у каждого, тем легче справляться с этой проблемой.

Купить книгу Анастасии и Максима Береновых «Умная безопасность. Как выжить в школе» о словесной самозащите, умению разрешать конфликты и профилактике травле можно по ссылке. В книге приведен подробный разбор действий, профилактические упражнения, а также схемы и комиксы, понятные детям.