Тот, кто со всем справляется
- Это жизнь, она такая, - говорит справляющийся философски...
фото
Marta Everest

Этот текст болтался у меня в фб уже пару месяцев, все руки не доходили доделать его и опубликовать наконец. И я догадываюсь, почему. Он же про того, кто всегда справляется, кому не привыкать выдерживать и ждать, так что и тут подождет.

Однако недавно "справляющийся" напомнил мне о себе довольно пронзительным образом. Это была маленькая девочка в автобусе. На остановке вошла семья: мама, бабушка и трое детишек. Старшей года четыре, средней девочке года два, а третий, младенец, спал в коляске. 

Маленькая сразу обратила внимание на себя, она возилась и требовала маму громко и напористо, вися на бабушке, а когда переехала на маму, затихла. Потом разыгралась, и они с мамой проводили время очень душевно, беседуя и играя. Младенец продолжал спать. А старшая, кроха крохой, сидела вдалеке от всех тихо и дисциплинированно, как маленький солдатик. На протяжении всего пути ни мама, ни бабушка ни разу не повернули головы в ее сторону, пока она сама, за остановку до выхода, не стала спрашивать:"Мама, мы выходим?" И мама обратила на нее внимание, строго указав, чтобы та правильно стояла.

Ей не больше четырех. И она уже "я сама" - не потому, что отстаивает суверенитет, как все малыши, а потому, что это само собой разумеется. За нее не надо волноваться, она справляется. Вот он, мой герой, и вот кто редко приходит к психологу. 

У справляльца хороший навык справляться, неважно с чем: с проблемами, трудными чувствами и даже с серьезными болезнями. Как-то с самого начала так повелось, что пришлось справляться. То ли трудности были в родительской семье, то ли время такое, то ли родители такие, что не могли выдерживать не справляющегося ребенка, то ли был другой, с которым хлопот хватало. Неважно, что это. 

Тот, кто всегда справляется, как будто с ранних лет знает, что вот ему не выдали опцию капризничать, хулиганить, страдать и иметь проблемы. Он и не страдает, что самое прекрасное. Он в порядке. Со страданием он справляется. Часто он тот, кто справляется и с чужими страданиями и проблемами. Но это не всегда созависимый. И все-таки в атмосфере спокойствия и расслабленности такой человек может терять чувство себя, задаваться вопросами: "А вдруг я не справляюсь? Что со мной? Тварь я дрожащая или право имею? Кто я вообще?" 

Потому что важной частью его внутренней истории и способом поддержания самоуважения является преодоление, терпение, самостоятельность. Когда необходимости преодолевать нет, он как будто разваливается или организует новые подвиги, в которых обретает и узнает себя. В терапию справляющийся приводит членов семьи, друзей, родственников и знакомых кролика, но не себя, разумеется. Ему зачем? Он и сам справляется. Он автономен и самодостаточен, у него замечательные навыки саморегуляции. 

Да, иногда хочется чего-то такого и себе, но это больше похоже на баловство. Я же в порядке! И баловать вниманием своего внутреннего ребенка справляющемуся страшно. Он так рано повзрослел, так долго не давал себе "не справляться", что опасается, как бы его не затопило дурацким, детским и неприличным на годы вперед. Нет уж, лучше продолжить движение прежним, заметим, довольно успешным курсом. Конечно, с побочками, с не всегда желанной работой, с семьей, где он "берет на себя больше, кидает дальше, отдыхает, пока летит", с психосоматическими накоплениями тела, часто являющегося единственным языком для выражения слабости, недовольства и других вариантов "не справляться". Да мало ли других ништяков, с которыми он справится, без сомнений. 

- Это жизнь, она такая, - говорит справляющийся философски. А я пишу и сама перестаю понимать, зачем моему герою идти к психологу. Ведь чаще бывает как раз наоборот: работа направлена именно на то, чтобы человек сам научился "справляться", контейнировать собственные переживания, не разваливаться от превратностей жизни, принимать ответственность за то, что происходит с ним. А тут всё уже есть. 

Но мне вспоминается эта девочка в автобусе. В жизни справляющегося поддержка и возможность не справляться всегда принадлежит кому-то другому. Даже если появляется тот, кто предлагает это, нет навыка принять, ведь это будет про слабость и плохость. Безопасный контейнер терапевтического процесса для такого человека - это возможность наконец разжать кулак, перестать держать себя в руках, расслабиться. Дать волю и той части себя, той, маленькой, которой вечно не достается, которая всю жизнь едет в автобусе самостоятельно. Тому стойкому оловянному себе, который всегда на посту, нужна возможность покидать этот пост. Не для того, чтобы стать беспомощным. Но чтобы позволить себе быть по-настоящему живым и найти в жизни не только поводы быть молодцом, но и просто быть счастливым.