27 мая 2020

Таракан
Юся, смотри, тайакан! Тайаканчик! Маинький! Хойосенький!
Таракан

Мы с Полиной пошли гулять. Оделись, вышли во двор и увидели таракана размером с собаку. Если точнее - с соседскую немецкую овчарку на цепи. Это был не то что там какой-то прусак, хотя мне и прусака обычно хватает, это была огромная адская тварь, готовая в любую минуту эволюционировать до прямохождения.

Что я обычно делаю, когда встречаю таракана? Я веду себя, как уравновешенный взрослый человек. То есть кричу, плачу, зову папу, маму, Диму и залезаю на доступные возвышенности. Но в этот раз со мной была Полина. Поэтому я глубоко вдохнула, выдохнула, последовательно сжала челюсти и жопу и сказала: «Смотри, Полина, это таракан. Та-ра-кан. Таракан ползёт».

«Наташа, вставай», - орала в это время моя лимбическая система, - «Наташа, бежим. Он нам тут щас всё уронит вообще. Ребёнка твоего съест, тебя, чо стоишь-то, чо молчишь?!».

- Я не могу, - честно ответила я лимбической системе. - У ребёнка первая встреча с тараканом, надо сейчас не обосраться, тогда она вырастет смелой.

Ещё плотнее сжала зубы, а жопой к тому моменты я могла бы переламывать гвозди.

- Поля, кто это?

- айяпан (ребёнок выглядел скучающим)

- Что делает?

-Азёть

- Хорошо, иди садись на велосипед.

Дождалась, пока Полина сядет на велосипед, перестанет на меня смотреть, схватила огромную палку и, зажмурившись, хлопнула сверху по твари. Никогда в жизни до этого не убила ни одного таракана. Я смотреть на них боюсь, не то то там чего. А тут прямо палкой так — хрясь! Поорала беззвучно в подмышку, сжалась вся, потряслась.

Мозг наш, конечно, взять и выкинуть. Почему он так работает, почему одно страшно, а другое нет? Почему всем по разному?

Когда я была маленькая, спасала от бабушки медведок. Она их выкапывала и скидывала в кучу, чтобы потом порубить лопатой, а я прибегала, совала их быстро в карманы и убегала выпустить. Иногда могла забыть в кармане одну, об этом я узнавала по крикам в ванной, когда бабушка собиралась стирать мою одежду. Бабушка кричала так, как будто у неё выдёргивают позвоночник. Я от тараканов обычно так же кричу, а медведки мне всегда казались славными.

Мой брат, когда ему было три, а мне шестнадцать, долго гонял меня по квартире с криками: «Юся, смотри, тайакан! Тайаканчик! Маинький! Хойосенький!». А мама запретила мне при нём орать от страха, чтобы он не пугался, и я убегала молча. А он думал, что это такая весёлая игра, бегал за мной, хохотал и так полчаса, пока папа не пришёл из мастерской и не принял удар на себя.

А моя другая бабушка боится крыс, но не боится мышей. Вот этого я не пойму никогда вообще. Крыса это же большая мышь. Но бабушка даже по телевизору их видеть не может, сразу бледнеет. А её брат при виде крысы, говорят, мог вообще упасть в обморок.

Самым большим потрясением в моей жизни было, когда я узнала, что мама одних моих друзей боится новорожденных котят. Котят! Тогда я поняла, что анализировать это просто не имеет смысла, нужно принять. И почти не удивилась, когда однокурсница призналась мне, что нет ничего страшнее, чем дотронуться до птицы.

Но иногда меня это ужасно бесит, вот и сегодня тоже. Почему я трачу столько эмоций и душевных сил на бесполезный по сути страх? На страх перед крошечным существом, которое ничем мне не угрожает? Однажды в передаче одна ведущая рассказывала, что это можно побороть. Нужно просто взять таракана в руки и пустить бегать по себе. Думаю, у меня бы просто остановилось сердце, без затей. Мне кажется, вряд ли я могу всерьёз что-то с этим сделать, просто терплю. Но втайне мечтаю, что если я каждый раз буду покрепче сжимать задницу и рассказывать Полине, что весь этот ползущий и копошащийся мир вокруг не опасен, то она вырастет умнее меня. И может быть потом будет защищать свою старенькую глупую маму от страшных тараканов.