27 апреля 2020

Скоро

Сегодня проснулась с ощущением, что карантин скоро закончится...
Скоро
1237
текст

Лёля Тарасевич/Instagram, психолог и мама

Сегодня проснулась с ощущением, что карантин скоро закончится.

Ну как, скоро. Когда-нибудь. К лету, может быть, или через месяц, или вообще через две недели. Вот вдруг через две недели?

И мы все поедем на работу, и будем радоваться каждый по-своему. Я, например, буду ехать одна в машине, открою окно, врублю музыку, расправлю на коленках голубую плиссированную юбку, которую купила перед самоизоляцией, а выгулять не успела.

В офисе мы сначала не будем работать, а начнём болтать-болтать, взахлёб, перебивая друг друга, собираясь в стайки и бегая на перекуры. Пока ещё не целуясь, наверное, при встрече, а мужчины - не пожимая рук. С непривычки стоя на социальной дистанции и рыская глазами в поиске желтых отметок на асфальте, обозначающих те самые полтора метра.

Вообще я поняла, что за месяц натренировала глазомер и полтора метра определяю мастерски до десятой доли сантиметра. Отойдите, мужчина, как вам не стыдно, ещё и без маски в магазин выперлись!

Не говорю, но семафорю глазами, а глаза стали тоже выразительные в отсутствие мимики за белым куском материи. И мужчина понимает, отходит с видом «совсем все с ума посходили», но отходит. Нас тут, в масках, значительно больше, мы давим на него своими многозначительными глазами.

И вот мы выйдем из карантинов и поедем по работам. И оглянемся назад, подводя итоги прошедшим неделям. А там, в итогах, сплошные съеденные борщи и истрепанные учебой детей нервы. По сто раз вымытые с хлоркой полы, на которые не сегодня-завтра налетит пыль. И ничего больше.

Ни одной написанной диссертации. Картины. Книги. Созданного шедевра или глубокой мысли. Никакого грандиозного дела, оригинального поступка и хотя бы завершенного ремонта.

И даже никакого невероятного запаса сил, чтобы сдвинуть горы сейчас. Невыспавшиеся, слегка зеленоватые, качающиеся под забытыми в ощущениях порывами ветра.

И мне становится даже немножко страшно, что карантин вдруг может закончится.

Как там это называется, когда жертва террориста сама привязывается к своему мучителю? А, стокгольмский синдром, точно! Вот у меня начинается именно он к режиму самоизоляции - нездоровое сочувствие и травматическое нежелание расставаться!

А всё потому, что ни одного подвига не совершено за прошедший месяц. Не за что поставить себе пятерочку в дневник. Заходишь в лифт, а там кто-то прицепил бумажку с быстро ставшей бородатой шуткой, мол, дорогие соседи, мы в кои-то веки можем спасти человечество, лёжа на диване перед телевизором. Ну и призыв в конце, типа, не посрамим звание героя.

Я себя чувствую вот тем героем у телевизора. С пятой точкой, не влезающей габаритами в диван. И не важно, что я похудела за эти четыре недели. Важно, что пятая точка моей души уже никуда не влезает.

И хочется запланировать подвиг. Как Мюнхгаузен.

6 - Подъем
7 - Разгон облаков
8 - Подвиг
16 - Война с Англией

И я даже согласна на небольшую войну и могу загуглить, чем нынче разгоняют облака...но вставать в 6 утра???

Я вскакиваю за 15 минут до утренней зумовской конференции сына. Я каждое утро просыпаю подвиг!

Короче, поскребла по сусекам: решила поменять двери во всей квартире, выбрать к ним петли, ручки, замочки, узнать, что такое добор и рассчитать его самостоятельно. Поставить сетки на окна, докрасить стены, провести плановое обслуживание всей бытовой техники.

Ну ладно, подвиг не подвиг, но хоть какое-то действие, результаты которого я увижу в последний день карантина.

Я встану однажды утром, накручу самые витиеватые локоны, накрашу яркой помадой губы, надену голубую плиссированную юбку... обведу глазами четыре стены, в которых меня держал мой террорист - карантин. И увижу поменянные двери! С добором!

Не зря - ох не зря я сидела! Хоть какой-то результат. И поверну ключ, не сбрызнув руки антисептиком. И помчу на работу на машине. Одна. С музыкой. С открытыми окнами. Без маски.

Какой, на фиг, стокгольмский синдром?! Сво-бо-даааааа!!!!!!