9 марта 2020

Родительская любовь

Интересно, что тут можно сделать, кроме как называть вещи своими именами...
Родительская любовь
1902

Сегодня мы начали говорить о том, какие формы может принимать родительская любовь, опубликовав текст "Собственность" Дарьи Ивановской. Тотальный контроль, строгость, отсутствие теплоты - каково ребенку расти в таких условиях? Заметка детского поэта и мамы Маши Рупасовой продолжает эту тему. Что вообще можно называть родительской любовью, а что ею на самом деле не является? Какие эмоции и чувства мы прячем за привычными всем словами. Что такое - любить ребенка?




Вынесу из одного разговора в комментах свою мысль. Незатейливую, но имеющую для меня практическую ценность. Разговор шёл о родительской любви (но мысль можно обобщить до любви в целом, хуже не будет).

Мне кажется, что родительской любовью называли (и называют) что попало: отсутствие уважения к ребёнку, неграмотность, эмоциональное насилие, хамство, тупость и ограниченность, собственные травмы, агрессию, поджопники, подзатыльники и грубость, свою психологическую некомпетентность, желание наконец состояться, упоение безраздельной властью, усталость, раздражение - это все называлось (и называется) «ты что, мама тебя любит» и «это папа тебя так любит».

При том, что в этом салате любовь может быть, а может и не быть. Не все ж родители любят своих детей. Некоторые не любят. Некоторые прям активно не любят. Другие любят, а потом разлюбливают. Третьи сначала не очень любят, а потом вроде начинают.

Но есть же устойчивый миф, что каждый родитель любит своего ребёнка, по-другому и быть не может. И все, что родитель делает, продиктовано тем, что он желает ребёнку добра. Вот люди и натягивают эту несчастную любовь на винегрет из целой кучи чувств и мотивов. А дети вырастают и начинают называть любовью самые дикие вещи. Потому что страшно представить, что на самом деле тебя не любили.

Интересно, что тут можно сделать, кроме как называть вещи своими именами. Вот тут папа меня назвал меня дебилом (папа меня любит, но именно это было оскорбление). Тут мама сказала мне, что у меня жирные ноги (это любовь?). Папа расстроился и сказал, что я ему больше не дочь (что это? любовь-нет?). Меня била только мама (отец нет), потому что она очень нервная и за меня переживала (я за неё тоже переживаю, буду ли я ее бить, когда вырасту?).

Наверное, более-менее верное представление о родительской любви формируется, когда этой любви в салате заметно больше, чем других ингредиентов?