Я - родитель
Невозможно прервать контакт с ребёнком, потому что ты и есть - контакт...
фото
Katerina Apel


Мир родительства, как и весь остальной мир, постоянно меняется. И сейчас в нём заметна очень важная тенденция - изменение взгляда на роль отца в семье и в жизни ребёнка. Мужчина перестал восприниматься исключительно как добытчик, отстранённый человеком без эмоций, но  с кучей важных дел, который лишь изредка может потрепать ребёнка по волосам и спросить, как дела в школе. Поэт и мама Маша Рупасова рассуждает о том, что такое - быть родителем и почему поменять памперс  - не подвиг.


Отцы, ушедшие из семьи по своей воле, любят подчеркивать, что с детьми они остались в хороших отношениях, ничего не изменилось. И с их точки зрения действительно ничего не изменилось: они как не участвовали в жизни собственных детей, так и продолжают в том же духе.

Им искренне кажется, что помнить, как зовут, помнить, сколько лет, а ещё сводить в парк и перекормить сладким - это и есть отношения с ребёнком. А это не так. Отношения с ребёнком - это ежедневный контакт, полное погружение.

И отцы этот контакт имевшие, глубоко страдают, когда он прерывается. Они идут на мучительные компромиссы, чтобы контакт с ребёнком не утратить, поскольку эта связь неотъемлема от идентичности родителя.

Я мама, я папа, и это значит, я каждую минуту знаю, чем живет мой ребёнок, от чего он сегодня грустил, что его насмешило, где ему было больно, тяжело, страшно. Я это знаю, потому что я спрашиваю, и ребёнок делится или не делится - и тогда я ищу возможность его утешить иначе.

Я - мама или папа, неважно, я - родитель и я знаю, что я - зеркало, в которое ребёнок смотрится постоянно. Он ещё долго будет видеть себя моими глазами. Я должна быть в доступе, я должна быть добрым зеркалом, и это не обсуждается.

Как родитель я знаю, что он читает, смотрит, во что играет, что слушает, мы обсудили каждую книжку и каждую песню, я знаю его друзей в школе и во дворе, знаю, о взаимоотношениях внутри класса, знаю, у кого какие игрушки, знаю родителей друзей и поддерживаю с ними хорошие отношения.

Знаю его сильные и слабые места, знаю, когда он работоспособен, а когда нет, знаю график прививок, планирую время/поездки/покупки с учетом его интересов, которые постоянно мониторю.

Я знаю его размер ноги, одежды, башки, знаю, что пора менять кроссовки, знаю, что в субботу с утра он ранимый, а в воскресенье - буйный, я знаю, как его утешить так, чтобы он действительно утешился, а не заткнулся, смирившись с тем, что его не понимают.

И все то же самое должен знать и уметь второй родитель, как мне кажется. Иначе какой смысл упрекать разведённого мужчину в том, что он не занимается своими детьми?

Он ими и так не занимался. Ничего не изменилось. Как не было контакта, так и нет. Как ему казалось, что родительство - это купить ролики и закормить мороженым, так он и продолжает все то же самое раз в месяц исполнять, считая себя отличным отцом: навещаю же и даже плачу алименты (когда могу, ну, а на нет и суда нет, сама-сама).

Невозможно уйти от ребёнка, если ты знаешь, что ты - его система жизнеобеспечения. Невозможно прервать контакт с ребёнком, потому что ты и есть - контакт, ежедневный, постоянный, внимательный, глубокий, живительный. Совсем не простой.

Хорошо, что отцов, осознающих важность отцовства, становится все больше - по крайней мере, вокруг меня.

И даже в кругах патриархальных молодые мужчины иной раз решаются посидеть с ребёнком без жены (а потом пишут простыни с наивными откровениями: мамочки, оно не жрёть, оно уползает, оно не слушается, хотя я строгим голосом сказал «я не разрешаю»! ребята, а ещё - я памперс поменял! поздравьте! - мы, конеш, поздравляем, но имей в виду, что половина всех памперсов в принципе твои, мужик).