28 января 2020

Повезло
Не хочу судить людей...
Повезло
Alicja Rodzik
4754

Аня встречает нас на пороге загородного дома в розовом вышитом фартуке, сияет солнечной улыбкой, моментально окружает теплом и заботой. "Вот здесь - раздеться, здесь - руки помыть, там гостиная. Проходите скорее к столу, почти всё готово!"

Аня миниатюрная, шустрая, через секунду её голос доносится уже со второго этажа: "Виталик, встречай! Девочки приехали!"
Девочки - это мы, подруги детства Виталика. С ним мы дружим уже страшно представить сколько лет, а Аню видим впервые: они только недавно поженились (расписались, правда, вдвоем, без широкой общественности). Сегодня день рождения Виталика, и по старой детской традиции он снова собрал нас вместе.

Проходим в гостиную: Аня уже тут как тут, хлопочет вовсю, рассаживает других гостей, улыбается каждому, озаряя дом своим мягким внутренним светом. Красиво накрыт стол, шарики под потолком, поздравительная стенгазета - ну, точно, будто на детский праздник попали, так тепло и мило.
"Это Анюта сама рисовала!" - появляется у нас за спиной Виталик, - "Прелесть же?!"
И с ним нельзя не согласиться.

Знакомимся с другими гостями: здесь, в основном, коллеги Виталика (сплошь успешные менеджеры) с женами и девушками (такими же успешными).

День рождения в самом разгаре, атмосфера прекрасная, шутки и смех, музыка и вино. Аня, не сбавляя оборотов, снуёт среди гостей, меняя блюда, подавая бокалы, проверяя горячее в духовке. И всегда, пролетая мимо Виталика, успевает его приобнять или подержать за руку. А он, о чем бы ни шла беседа, обязательно сводит её к восхищению Анютой.

Красотки-жены коллег Виталика, объединившись в кружок, с интересом рассматривают Аню. Оценивают "новенькую", сканируя с головы до ног. Перешептываются.

Спустя какое-то время и ещё несколько бокалов, улучив момент, когда мужчины вышли на веранду, одна из девушек, Ира, затевает разговор: "Ты хоть понимаешь, Анечка, как тебе повезло? Такого мужика отхватила! В шоколаде живёшь: дом, машина, острова... Думать ни о чём не надо! А мы вот с девочками всё работаем, всё пашем. Карьера, знаешь ли, нелегко достается. Напомни, у тебя сколько образований? И кто ты по профессии?"

Щеки Ани вмиг вспыхивают. Она тихо отвечает: "Швея. Но я без университетов. Сама научилась". Повисает пауза.

Девушки победно переглядываются, и Ира заключает: "Вот я и говорю - повезло так повезло! Держись за Виталика всеми руками! В наше время это подарок - так в дамки попасть!"

На Ане нет лица. Что-то пробормотав, она быстро удаляется на кухню. Великосветские дамы открывают новую бутылку и говорят теперь уже о прибыльности бизнеса.

Следующий час мы с Аней проводим на кухне вдвоём. Только сейчас я замечаю искусно вышитые занавески и кружева, скатерти и накидки на мебели. Для меня это непостижимое искусство. Аня ловит мой взгляд и, смахивая слезы, подтверждает: "Да, моих рук дело". И сбивчиво рассказывает свою историю. Про маленькое село, которого не найти на карте. Про родителей, лишенных прав, и Аню, лишенную детства. Про интернат и приемную семью, которой она поверила, но оказалась не нужна. Про дальних родственников, которые приютили, но пили. Про уроки шитья на ютубе, которые спасали, в которые можно было уйти с головой. Про работу в ателье и невероятную встречу с Виталиком, зашедшим подшить костюм в командировке...

"Мы и свадьбу-то не устраивали, потому что мне некого даже позвать..." - Анины маленькие плечики вздрагивают. Нет в ней, конечно, никакого столичного лоска, "подачи", маски, уверенности в себе. Это ежу очевидно. Но зато есть доброта, теплота, непосредственность, обаяние. И талант есть. И разное другое наверняка...

И если смотреть формально, то Ане "повезло", но многие ли хотели бы "в дамки попасть", повторив её путь?...

Мы едем домой. Я смотрю на дорогу и думаю о том, как часто мы поверхностно судим о людях, ничего о них не зная. А если и знаем, то всё равно зачем-то судим. Не хочу судить людей. По-моему, сегодня подходящий день, чтобы договориться с собой об этом.