28 декабря 2019

Подарки на Рождество

– Мама, а Санта принесет нам сегодня ночью подарки?
Подарки на Рождество
Ксения Фоломкина
584
текст


Рождественская ночь, тихая и полная волшебства. Сегодня ночью Санта будет развозить детям подарки. Но не всем, а только тем, кто хорошо вел себя целый год. Про подарки на Рождество Антон помнил целый год, а вот про то, что надо себя хорошо вести, вспомнил только сегодня утром и весь день старался аж за целый год! Но червячок сомнения, видимо, все же грыз его душу, поэтому перед отходом ко сну, он все же решил уточнить, хватило ли его хороших дел на то, чтобы заслужить подарки от Санты.

– Мама, а Санта принесет нам сегодня ночью подарки? – спросил Антон перед тем, как лечь спать.

– А ты сам как думаешь?

– Нуууу, не знаю. Если я хорошо себя вел в этом году, то он принесет мне подарки, а если плохо – то не принесет.

– Так как ты вел себя в этом году? Плохо или хорошо? – спросила я.

– По-разному, – честно выдал Антоха,– Бывало хорошо, в бывало… ну… не очень хорошо. Так приедет ко мне сегодня Санта?

– Давай подсчитаем, чего было больше, хороших поступков или плохих, – предложила я.

– Давай я начну с плохого поведения, – согласился Антон, а потом немного подумав добавил, – нет, лучше с хорошего.

Наступила пауза. Слышу с его кроватки сопение, сопутствующее, судя по всему, очень напряженному мыслительному процессу.

– Нет, давай лучше с плохого начну, – вздохнув начал Антошка. Видимо, ничего на тему хорошего поведения вот так спонтанно не вспомнилось. – Я в этом году скандалил иногда – это плохо. Потом еще игрушками с Майкой не делился, не убирал игрушки и Майку специально обижал, из-за этого она плакала.

– Погоди, ты же говорил, что не специально ее обижал? – решила уточнить я. Помнится мне, что он клялся и божился, что случайно ее обидел.

– Ну, вообще-то, специально… Потому что она мои игрушки без спроса брала и игралась с ними.

– Ну и как это можно в будущем году исправить?

– Специально я ее больше обижать не буду, – клятвенно заверил меня Антон.

Я загнула на руке пять пяльцев. Многовато что-то плохих дел вышло.

– Окей, а что хорошего ты делал в этом году?

– Хорошего?… – Молчание, напряженное сопение, потом выдал – А я на улице гулял со своими друзьями!

– Это приравнивается к хорошему поведению?

– Ну да! Я же ведь пока гулял, вы от меня отдыхали! У вас с папой было свое пространство.

И то верно! Пока он гулял, у нас с мужем действительно было свое пространство, чтобы немного отдохнуть.

– А еще?

– Еще в своей комнате игрался, когда гулять не ходил, чтобы папа от меня отдохнул.

Я загибаю два пальца на другой руке, но два против пяти не в пользу Антона. Может еще хороших дел наскребем. Веду допрос дальше.

– Вот смотри, в графе плохое поведение у тебя пять галочек, в графе хорошее поведение – всего две. Может, еще что-нибудь хорошее вспомнишь. Как насчет школы?

– А что школа? Вот вы с папой на работу ходите, я в школу, Майка в садик. Это для нас тоже как работа считается. – пытается увильнуть от ответа Антоха.

– А мне учительница жаловалась, что вы со Славиком на уроках гауди устраиваете – это как? ( гауди по-баварски означает веселиться, в данном случае баловаться).

– Аааааа. Да я с Славиком больше не дружу, у меня теперь Макс лучший друг, и мы с ним на переменах только гауди устраиваем, – попытался отмазаться Антошка.

– А домашние задание? – не унималась я, – ты их всегда на продленке делаешь?

– Домашние задания, – почесал затылок мальчуган, никак не ожидавший такого поворота дел. – Нуууу, я их иногда не делаю, потому что забываю, что нам учительница задала. А если я не помню, что задавали, то как же я могу их делать? – логично подытожил Антон и повернулся ко мне сияющий и твердо веривший в убедительности своего аргумента.

Ну и правда, что с первоклашки возьмешь? Читать и писать еще не умеет. То есть записать задание сам не может, а то, что учительница в дневнике записала, не может еще прочитать. Но я то знаю, почему он не помнит, что задавали. Мне про это как раз и жаловалась учительница. Они со Славиком балуются, как раз в тот момент, когда учительница домашние задания объясняет. Поэтому на меня этот убийственный своей логичностью аргумент не подействовал.

– Эээээх, Антоха, плохи твои дела. Хороших дел набралось меньше, чем плохих. Что делать будем? Ну давай ты хоть на будущий год пообещаешь вести себя хорошо? Есть предложения на этот счет?

– Значит так, – начал деловито Антоха, чувствуя зыбкость своих позиций, – я обещаю не раскидывать игрушки, убирать за собой, чистить зубы, хорошо кушать (ну с этим у нас вроде и так никогда не было проблем), не забывать делать уроки и не обижать специально Майку.

– А не специально?

– Не специально тоже не буду.

Ну ладно, с одним вроде разобрались. Поворачиваюсь к дочке. Она еще маленькая, но тоже что-то про подарки и Санту уже понимает.

– Мая, а ты что обещаешь на будущий год? Будешь хорошо себя вести? Ну пообещай, что хотя бы кушать будешь хорошо.

– Мая кушать нет! – пообещала мне наша девочка-ничего-не-ешка.

– Как? Совсем ничего кушать не будешь?

– Печеньки кушать, – решила поторговаться малышка.

– Ну ладно, ешь хоть печеньки, – согласилась я на драконовские условия, поцеловала их шелковистые лобики и пошла раскладывать подарки от Санты под елочкой. Лично меня, как маму, они убедили.